Витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

18.09.2018 0 Автор Vrach

Содержание

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

Интервью с доктором Коимбра о высоких дозах витамина D для лечения рассеянного склероза и других аутоиммунных заболеваний: протокол Коимбра. Шансы на успех – 95%!

Протокол Коимбра: витамин D для лечения рассеянного склероза?

В течение длительного времени изучалась связь между витамином D и рассеянным склерозом. Доктор Коимбра из Бразилии утверждает, что сейчас рассеянный склероз поддается лечению. Профессор Коимбра и его команда успешно лечили тысячи пациентов с рассеянным склерозом, во многих случаях с полной нормализацией всех симптомов и клинических параметров. Его метод лечения, называемый в народе «Протокол Коимбра» основан, в большей степени, на одном элементе: высокой дозе витамина D.

Если лечение начнется вовремя, результаты могут быть потрясающие: практически слепые люди снова начинают видеть, люди, сидящие в колясках – начинают снова ходить. Мы поговорили с доктором Коимбра о важности витамина D при аутоиммунных заболеваниях.

Открытие: высокие дозы витамина D при рассеянном склерозе

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

Доктор Коимбра, как вы пришли к идее использовать витамин D для лечения РС и других аутоиммунных заболеваний?

Д-р Коимбра: Я проводил исследования на лабораторных крысах, моделируя у них неврологические заболевания с целью тестирования новых диагностических возможностей. В процессе работы я нашел огромное количество опубликованных исследований, которые, как ни странно, неизменно игнорировались в медицинских учебниках. Я задавался вопросом: почему эта информация не использовалась в клинической практике, ведь на самом деле некоторые из этих исследований были очень важной базой для профилактики и лечения. Постепенно я лично убедился в том, что большому количеству пациентов будет полезны различные идеи, которые не описаны на медицинских конгрессах или в учебниках, поскольку они могут снизить продажи дорогостоящих лекарств. В какой-то момент я полностью в этом убедился.

Эти исследования не являются широкоизвестными в медицинском обществе?

Д-р Коимбра: Эта информация по-прежнему недоступна в популярных учебниках, и большинство врачей не знает о важности гормона, который мы называем витамином D. Таким образом, мы начали давать витамин D пациентам, страдающим нейродегенеративными заболеваниями. Мой первый опыт был с пациентами, страдающими Паркинсона, и я начал лечить их витамином D в физиологических дозах.

Что вы подразумеваете под «физиологической дозой»?

Д-р Коимбра: Ежедневная доза, рекомендуемая сегодня на международном уровне, представляет собой ничтожную дозу, значительно ниже необходимой физиологической дозы. Физиологическая доза, как было недавно продемонстрировано, составляет 10 000 МЕ для взрослых с нормальным индексом массы тела. Такое же количество может производить организм всего лишь за 10-20 минут воздействия солнца, в зависимости от уровня воздействия на поверхность тела, положение тела (лежа или стоя), пигментации кожи, возраста, положения солнца. Кстати, солнцезащитные средства блокируют способность организма производить витамин D, и не стоит ими пользоваться, если у вас норма витамина D ниже достаточной.

Таком образом, 10 000 МЕ является физиологической дозой, а не супердозой. Но большинство врачей по-прежнему считают эту дозу потенциально токсичной. Сегодня официально рекомендуемая доза по-прежнему составляет 600 МЕ, хотя доказано, что эта цифра неверная. Рекомендуется 600 международных единиц, но если человек подвергается воздействию солнца всего на 20 минут, он может легко производить 10 000 единиц! Это явное несоответствие между медицинской практикой и нынешним состоянием научных знаний.

Итак, ваша доза была 10 000 МЕ ?

Д-р Коимбра: Да. Поэтому мы начали давать 10 000 единиц людям, имеющим нейродегене-ративные заболевания. Однажды пациент с болезнью Паркинсона пришел на второй визит, после 3 месяцев ежедневного приема 10 000 МЕ, а у этого пациента было поражение витилиго на лице, которое значительно уменьшилось за несколько месяцев приема 10 000 МЕ. Это заставило меня заглянуть в медицинскую литературу для получения информации о влиянии витамина D на иммунную систему. Меня удивило огромное количество публикаций, которые уже были доступны в 2001-2002 годах.

Впечатленный этим первым результатом, я начал давать 10 000 единиц витамина D пациентам с рассеянным склерозом. РС — очень распространенное аутоиммунное заболевание в неврологии с очень разрушительными последствиями. Эта первая суточная доза была также дана при других аутоиммунных заболеваниях, таких как псориаз, красная волчанка, ревматоидный артрит. Мы были поражены тем, насколько улучшилось состояние этих пациентов, хотя симптомы не исчезли полностью. Но это было отправной точкой: признание большой ценности витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний.

Эффект витамина D при аутоиммунных заболеваниях

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

Почему витамин D помогает при аутоиммунных заболеваниях?

Д-р Коимбра: Витамин D является самым большим регулятором иммунной системы и изменяет функцию тысяч генов в каждой клетке иммунной системы. Это вещество, для которого нет сопоставимого другого вещества.

Я сделаю сравнение, чтобы объяснить, что я имею в виду, когда говорю, что так много генов регулируется витамином D в своей деятельности: Представьте, что нужно сделать высотное здание с большим количеством комнат. Представьте себе, что тысячи дверей в этом небоскребе могут открываться или закрываться только одним ключом. Сравните этот небоскреб иммунной системой и ключом будет являться витамин D.

Когда у человека дефицит витамина D, он больше не может регулировать деятельность тысяч биологических функций в клетках иммунной системы, которые должны работать, и отсутствие этого одного вещества, может привести к катастрофе для иммунной системы!

Именно поэтому люди с дефицитом витамина D восприимчивы к многим аутоиммунным заболеваниям, таким как рассеянный склероз, аутоиммунная полиневропатия, синдром Гийена-Барре, ревматоидный артрит, псориатический артрит (и сам псориаз), миастения, полимиозит и системная красной волчанка – и это всего лишь несколько заболеваний из большого количества.

Что именно делает витамин D в иммунной системе?

Д-р Коимбра: Витамин D — это модулятор, иммуномодулирующее вещество, которое не подавляет активность иммунной системы в целом, а модулирует ее. И мы знаем, что витамин D специально подавляет иммунологическую реакцию, которая вызывает аутоиммунные заболевания. Это называется «реакцией Th17». Практически все аутоиммунные заболевания вызваны такой аномальной реакцией, а не физиологической. Витамин D, насколько мне известно, является единственным веществом, которое может избирательно ингибировать этот специфический ответ, не влияя на другие иммунные реакции. И наоборот, витамин D даже усиливает способность иммунной системы атаковать вирусы, бактерии и другие микроорганизмы!

Что это за реакция Th17?

Д-р Коимбра: Реакция Th17 вызвана перепроизводством иммунного вещества-мессенджера или цитокина под названием «Интерлейкин 17». Производство интерлейкина-17 является естественным явлением и полезно в определенных количествах. Однако перепроизводство этого вещества не является естественным явлением. И витамин D регулирует производство интерлейкина-17. Таким образом, аутоиммунное заболевание является результатом дисрегуляции иммунной системы, которая вызывает неконтролируемый ответ Th17. И витамин D — это просто вещество, необходимое для реорганизации иммунной системы.

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

И как эта реакция TH17 выходит из-под контроля? Дефицит витамина D?

Д-р Коимбра: Пациенты с аутоиммунными заболеваниями обладают генетически унаследованной устойчивостью к действию витамина D. Эта резистентность к иммуномодулирующему эффекту витамина D является частичной резистентностью, а не полной. Из-за такого сопротивления эти люди предрасположены к развитию аутоиммунных заболеваний.

Что означает сопротивление витамина D? Как это представить?

Д-р Коимбра: Точный механизм этого сопротивления пока не ясен. Уже существует несколько известных заболеваний, связанных с различными генетическими мутациями рецептора витамина D, которые делают этих люди устойчивыми к витамину D. Такое сопротивление также может быть связано с изменением ферментов, ответственных за превращение и активацию витамина D, двух гидроксилаз. Таким образом, существует множество способов, с помощью которых может возникать резистентность: мутация первой гидроксилазы и второй гидроксилазы, изменение рецептора витамина D или генетическая модификация белка, который связывает и переносит витамин D.

Это ваша гипотеза или есть доказательства для этого?

Д-р Коимбра: Это не просто гипотеза, это точно: полиморфные изменения одной из двух гидроксилаз витамина D (особенно 1-альфа-гидроксилазы) или рецептора витамина D или DBP (связывающего белка витамина D) были зарегистрированы в нескольких случаях, были выявлены и опубликованы исследования, связанные с аутоиммунными заболеваниями.

Увеличивается количество людей с аутоиммунными заболеваниями — означает ли это, что эти мутации распространяются?

Д-р Коимбра: Необязательно, но влияние генетически модифицированного метаболизма витамина D на множественные болезни, не только аутоиммунные заболевания, ухудшилось в последние годы, возможно, из-за предотвращения воздействия солнца и чрезмерного использования солнцезащитного крема. Это приводит к высокой распространенности дефицита витамина D, что увеличивает распространенность аутоиммунных заболеваний. Для этих людей потребуется значительно больше витамина D.

И что определяет, какой тип аутоиммунного заболевания развивается у пациента из этого сопротивления?

Д-р Коимбра: Существует несколько факторов, которые могут предпочтительно направлять аутоиммунный ответ на конкретную ткань, орган или систему. Одним из факторов является унаследованная функция иммунной системы, такая как система гистосовместимости, так называемый «генотип HLA». Другим фактором могут быть инфекционные заболевания, которые атакуют иммунную систему различными способами.

Сопротивление к витамину D неизбежно приводит к аутоиммунным заболеваниям?

Д-р Коимбра: Некоторые люди имеют генетическую предрасположенность к аутоиммунным заболеваниям, но еще не развили аутоиммунитет. Мы считаем, в дополнение к этой генетической предрасположенности необходимо что-то еще, чтобы вызвать эти болезни. Наиболее распространенный, я бы сказал, вероятно, вездесущий инициирующий фактор — по крайней мере, при рецидивирующий РС, (мы не нашли почти никаких исключений среди тысяч пациентов с аутоиммунными заболеваниями) — это стрессовое событие жизни или длительное напряжение и усталость. Это, по-видимому, касается большинства аутоиммунных заболеваний.

Я твердо убежден в том, что увеличение распространенности аутоиммунных заболеваний в основном зависит от трех факторов: во-первых, унаследованной частичной резистентности к биологическим эффектам витамина D. Во-вторых, дефицит витамина D, вызванный малым воздействием солнца. И в-третьих, эмоциональный фактор, вызывающий фактор, который приводит к активации аутоиммунных заболеваний у людей, у которых есть два других предрасполагающих фактора.

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

Как вы думаете, в настоящее время много ли других факторов, влияющих на аутоиммунные заболевания?

Д-р Коимбра: Мы не исключаем, что другие факторы также могут играть определенную роль в этом процессе, но даже если эти факторы могут действительно способствовать развитию аутоиммунных заболеваний, роль, которую они играют, вероятно, будет вторичной по отношению к патофизиологической важности витамина D.

Протокол Коимбра: процесс и содержание

витамин d лечение рассеянного склероза протокол коимбра

После первоначального успеха в лечении витамином D некоторых заболеваний Вы разработали довольно простой протокол для лечения практически всех аутоиммунных заболеваний, имеющий удивительные результаты. Как работает этот протокол?

Д-р Коимбра: В принципе, лечение состоит только из одного элемента: Витамин D. Нам нужны очень высокие дозы витамина D, чтобы получить полный контроль над заболеванием. Доза не одинакова для всех пациентов, а должна быть скорректирована индивидуально для каждого пациента с учетом уровня сопротивляемости организма. Мы разработали метод корректировки ежедневных единичных доз для каждого пациента с помощью лабораторных тестов: уровень резистентности можно определить, измеряя паратиреоидный гормон (ПТГ).

Почему ПТГ?

Д-р Коимбра: Ингибирование экспрессии ПТГ в клетках паращитовидной железы является одним из биологических эффектов витамина D и хорошим маркером, поскольку это конечный результат после длинной цепи биологических процессов — двух последовательных гидроксилирований, переноса в сыворотке по DBP и, наконец, активации VDR. Таким образом, мы измеряем конечный эффект в конце этой цепи: снижение уровня паратиреоидного гормона. Это способ измерения сопротивления организма усвоению витамина D, не зная, какова точная причина этого сопротивления. Не имеет значения, является ли причина мутацией или что-то другое, а возможно есть несколько одновременных причин резистентности к витамину D.

Не могли бы вы объяснить, как работает эта настройка?

Д-р Коимбра: Когда вы принимаете витамин D, он ингибирует выработку паратиреоидного гормона. Если я измеряю уровень гормонов до приема витамина D, а затем снова через два месяца после введения постоянной суточной дозы витамина, я могу использовать снижение уровня ПТГ как показатель биологической реакции на это витамин. Это именно этот параметр мы используем для каждого отдельного случая, чтобы отрегулировать дозу витамина D. После сдачи анализов мы определяем суточную дозу, которую необходимо поддерживать в течение 2-3 месяцев для измерения степени ингибирования ПТГ. Далее доза может быть скорректирована.

Цель в том, чтобы достичь уровня ПТГ в сыворотке вблизи нижнего предела нормального диапазона. Мы избегаем полного подавления ПТГ, чтобы избежать потенциально токсичных доз витамина D. Невозможно полностью подавить ПТГ, потому что пациенту угрожает развитие гиперкальциемии и, следовательно, повреждение почек. Таким образом, ПТГ также является параметром безопасности для нас. Если я не подавляю ПТГ, я могу быть уверен, что я не даю токсичные дозы витамина D. Я могу сбалансировать дозу для каждого пациента индивидуально с учетом устойчивости его организма к действию витамина D.

Камни в почках, такие как оксалат кальция, могут быть у некоторых пациентов независимо от терапии витамином D, но мы не наблюдали никакой гиперкальциемии или гиперкальциурии. Это одна из причин, почему так важно соблюдать гидратацию не менее 2,5 литра воды во время протокола.

Но ПТГ строго регулируется схемами гормонального контроля и в основном зависит от уровня кальция. И из-за этого регулирования нет прямой зависимости между уровнями 25-OH-D и 1,25-D. Не слишком ли просто использовать это как единственный параметр?

Д-р Коимбра: Фактически, уровень снижения ПТГ в ответ на высокую дозу витамина D можно надежно использовать только для определения устойчивости индивидуума к биологическим эффектам витамина D, если все другие факторы, которые значительно влияют на уровень ПТГ, находятся под контролем. Как вы уже сказали, уровень кальция, а не витамин D, является самым важным фактором синтеза ПТГ. Просто потому, что основной функцией ПТГ является контроль уровня кальция. Поэтому изменение уровня кальция может снизить или усилить ингибирующее действие витамина D на синтез ПТГ, что делает невозможным использование изменений ПТГ для выбора дозы витамина D для конкретного пациента.

Должна ли соблюдаться диета с очень низким потреблением кальция?

Д-р Коимбра: Да, но здесь тоже требуется разумный подход. Если переусердствовать и находиться на диете со слишком малым количеством кальция, уровень кальция в крови приблизится к нижнему пределу нормального диапазона, несмотря на высокий уровень витамина D. Таким образом, ПТГ увеличивается, несмотря на ингибирующее действие витамина D. Поэтому одним только витамином D нельзя правильно отрегулировать уровень ПТГ. Он может оставаться высоким, несмотря на большие дозы витамина D.

С другой стороны, пациенты, которые не следуют рекомендованной диете и потребляют большое количество продуктов, богатых биодоступным кальцием, также могут не получить улучшений. Когда уровень кальция приближается к верхнему пределу его нормального диапазона из-за повышенного поглощения в кишечнике, ПТГ ингибируется, так что витамин D перестает быть основным ингибитором ПТГ. При таких обстоятельствах ПТГ будет низким и ложно указывает на то, что для подавления активности болезни была достигнута нужная доза витамина D.

Какие могут быть дозы витамина D?

Д-р Коимбра: Они очень разные. Дозы варьируются от 30 000 до и даже более 100 000 МЕ в день. Обычно мы начинаем с 1000 МЕ на килограмм массы тела, а затем устанавливаем дозу точно в соответствии с результатами анализов.

Эти дозы считаются токсичными в традиционной медицине …

Д-р Коимбра: Они также токсичны для людей, у которых нормальный ответ организма на витамин D, но это не касается людей, имеющих сопротивление к витамину D. Важно также понимать, что терапевтическое использование витамина D сильно отличается от общей профилактики! Терапевтическое использование витамина D всегда требует руководства и наблюдения, прошедшего специальное обучение для правильного понимания каждого отдельного случая и определения правильной дозы. В противном случае можно получить проблемы со здоровьем. Люди, которые следуют нашему протоколу, должны следовать специальной диете с низким содержанием кальция, без молочных продуктов и пить по меньшей мере 2,5 литра воды в день. Также необходимо тщательно контролировать кальций в моче и крови. Это меры по защите почек.

Вы используете масла или капсулы?

Д-р Коимбра: Витамин D является жирорастворимым, поэтому он лучше абсорбируется и будет иметь лучший эффект при смешивании в липидном носителе — мягких гелях или маслах.

Влияние Протокола Коимбра на аутоиммунные заболевания

До сих пор вы в первую очередь лечили пациентов с РС. Каков уровень успеха протокола при рассеянном склерозе?

Д-р Коимбра: У примерно 95% пациентов с РС болезнь продолжает оставаться в соответствии с нашим протоколом при постоянной ремиссии. В то время как пациенты получают высокие дозы витамина D, болезнь остается неактивной, без признаков новых поражений — ни клинических, ни лабораторных. Около 5% пациентов достигают частичного результата, а это означает, что у них есть улучшения, но они не достигают полной ремиссии. Мы исследуем причины, по которым эти 5% не получают полного ответа от РС. До сих пор мы видим пять основных моментов: наиболее важным является высокий уровень стресса. Эмоциональный стресс может серьезно повлиять на результат этого лечения. Другими элементами, которые влияют на успех этой терапии, являются курение, частое употребление алкоголя, привычка принимать горячие ванны и рецидивирующие инфекции — обычно в мочевыводящих путях. Это почти не зависит от витамина D, так как эти факторы в целом могут ускорить развитие РС, даже у пациентов, подвергающихся традиционному лечению.

Сколько пациентов проходят лечение по Вашему протоколу?

Д-р Коимбра: Лично я уже лечил более 1600 пациентов с РС и аналогичное число пациентов с другими аутоиммунными заболеваниями. Пять других врачей работают под нашим наблюдением с 2013 года в нашей клинике, принимая еще большее число пациентов с аутоиммунными заболеваниями. Сейчас есть около 100 врачей по всему миру, которых я обучил, и которые используют наш протокол, так что общее число пациентов должно составлять несколько десятков тысяч. Один из них, португальский врач, которого я обучал в 2015 году, недавно сказал мне, что в его клинике в прошлом году лечились более 400 пациентов из нескольких европейских стран и стран Африки.

Это большой опыт! Вы также лечите многие другие аутоиммунные заболевания, такие как псориаз, витилиго, болезнь Крона … Являются ли результаты лечения одинаково хорошими для всех этих заболеваний?

Д-р Коимбра: Наш протокол является очень эффективным методом лечения всех аутоиммунных заболеваний, которые мы рассматривали до сих пор. Во всех этих заболеваниях мы достигли полного контроля над болезнью.

Использование витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний направлено не на конкретное заболевание, а на регулирование иммунной системы в целом. Под действием витамина D иммунная система увеличивает количество так называемых «регуляторных Т-лимфоцитов», которые регулируют иммунный ответ. В то же время аномальный ответ Th17 избирательно ингибируется витамином D. Эти две вещи чрезвычайно важны для контроля любого аутоиммунного заболевания.

Таким образом, аутоиммунные заболевания, такие как хроническое воспалительное заболевание кишечника, болезнь Крона и язвенный колит, — это все случаи, которые мы лечили и добивались полного успеха. Пациент живет без каких-либо проявлений и симптомов заболевания и ведет нормальную жизнь. То же самое касается псориаза и витилиго — опять же, у нас есть 95% -ный шанс успеха полного разрешения симптомов.

Есть небольшие отличия при неврологических расстройствах. Мы успешно лечили изолированный неврит зрительного нерва, синдром Гийена-Барре (GBS), аутоиммунную полинейропатию и тяжелую миастению, и снова, в 95% случаев мы смогли добиться полного подавления аутоиммунной активности. Но, к сожалению, это не означает, что старый, долговременный и необратимый ущерб, вызванный иммунной системой, автоматически исчезает. К сожалению, параплегия, которая в течение многих лет присутствует у пациента с РС или долговременная деформация суставов у пациента с ревматоидным артритом, не может быть отменена. Все другие симптомы активности болезни, такие как воспаление, хроническая усталость, боль, отек, покраснение, и все недавно приобретенные нарушения могут быть решены. В целом, весь проблемы, которые появились за один год до начала лечения, могут почти полностью регрессировать при высоких дозах витамина D.

Как вы оцениваете свои результаты: считаете ли вы, что аутоиммунные заболевания можно «вылечить» или это единственный способ удержать их в постоянной ремиссии?

Д-р Коимбра: У нас нет ответа на этот вопрос. Мы не говорим о «лечении». Вместо этого мы оптимизировали наш протокол до уровня эффективности и безопасности для достижения полной ремиссии большого числа пациентов без каких-либо побочных эффектов. Гипотетически, иммунная система у некоторых пациентов может в конечном итоге «забыть» после нескольких лет отсутствия рецидивов, которые когда-то имели аутоиммунную агрессию. Хотя эта гипотеза может оказаться правильной у некоторых пациентов, есть несколько факторов, которые могут повлиять на продолжительность требуемого лечения, включая продолжительность активности заболевания до начала терапии витамином D в высокой дозе и достижение эмоциональной стабильности.

Мы не можем исключать возможность того, что большое количество пациентов, возможно, большинство из них, должны будут принимать высокие дозы витамина D на неопределенное время, чтобы сохранить свою болезнь в постоянной ремиссии. Мы предполагаем, что в конечном итоге мы сможем разработать лабораторные и клинические критерии отбора кандидатов, которые могут уменьшить суточную дозу витамина D.

В настоящий момент мы очень рады и удовлетворены тем, что нам удалось достичь полной ремиссии болезни и регресса последних приобретенных нарушений. Это уже награда для нас. Пациенты возвращаются к нормальной жизни. Полная ремиссия — большой успех, учитывая, насколько сложны эти болезни.

Мы можем доказать у пациентов с РС через несколько последовательных ежегодных МРТ-сканирований, что все недавние поражения исчезают в соответствии с нашим протоколом, и никаких новых поражений не возникает. Если у пациента нет постоянных прелечебных нарушений, он возвращается к нормальной жизни. Тем не менее, дозу витамина D необходимо поддерживать, и мы рекомендуем, чтобы пациент приехал на последующий визит через два года, а затем на второй визит через два-пять лет. Мы еще не знаем, как долго пациент должен поддерживать эту высокую дозу витамина D, и на данный момент лечение проводится в течение неопределенного периода времени.

Помимо витамина D вы даете другие добавки: магний и витамин B2. Можете ли вы объяснить, почему это необходимо?

Д-р Коимбра: Все ферменты, которые превращают и активируют витамин D, зависят от магния. Поскольку дефицит магния трудно диагностировать, мы профилактически даем 100 мг элементарного магния для всех пациентов четыре раза в день.

Гидроксилазы также зависят от витамина B2, хоть и не напрямую, но косвенно, потому что ферменты окисляются в фазе гидроксилирования витамина D. Прежде чем он сможет преобразовать другую молекулу, фермент должен быть восстановлен обратно в химическом процессе, называемом сокращением. И этот процесс сокращения требует наличия витамина B2. Около 10-15% всего населения мира не могут легко потреблять витамин B2 из-за генетических изменений. Это может способствовать устойчивости витамина D, потому что гидроксилазы плохо работают при отсутствии достаточного количества витамина В2. Здесь мы даем высокие дозы рибофлавина (50 мг 4 раза в день), чтобы компенсировать отсутствие абсорбции и оптимизировать гидроксилирование витамина D.

А как насчет витамина К2?

Д-р Коимбра: Дефицит витамина D как и очень высокий его уровень приводят к увеличению деградации костей. Сначала мы пытались противодействовать потере кальция костях витамином K2, но эффекта от этого мы не получили. Сегодня мы используем ежедневные упражнения в качестве защитной меры для костей. Для людей, которые не могут этого делать из-за болезни, мы используем биофосфонаты. До сих пор мы не смогли обнаружить никаких побочных эффектов, но все еще ищем естественную альтернативу биофосфонатам.

Как вы предполагаете, начинают ли люди лечение по протоколу без врача?

Д-р Коимбра: Периодический мониторинг лабораторных параметров, таких как уровни сывороточного содержания ПТГ, креатинина и кальция и мочи кальция, необходим для адаптации ежедневных доз витамина D. Для предотвращения побочных эффектов при метаболизме костей требуется периодическое сканирование Денситометрия. Большинство людей не могут самостоятельно пройти эти лабораторные тесты и правильно анализировать результаты, поэтому мы не рекомендуем лечиться по протоколу самостоятельно. Список всех врачей, прошедших обучение в нашей клинике, теперь доступен в Интернете.

Мы предлагаем всем врачам приехать в нашу клинику в течение пяти дней пройти обучение лечению по протоколу — обучение полностью бесплатно! (Контакт: ccc.secretaria@gmail.com)

Наука и практика терапии витамином D

На данный момент многие врачи сомневаются в успехе протокола, потому что не проводились двойные рандомизированные (слепые) клинические испытания РКИ. Почему это так?

Д-р Коимбра: Основная проблема с РКИ в отношении нашего протокола заключается в том, что терапевтическая эффективность нашего протокола не может быть проверена таким образом. РКИ требуют, чтобы одна и та же суточная доза витамина D была назначена всем людям в экспериментальной группе, а врач, дающий препарат, должен быть «слепым», независимо от того, дают ли пациенту плацебо или тестируемое вещество.

В нашем протоколе надзорный врач должен индивидуально рассчитать суточную дозу витамина D исходя лабораторных анализов. Результатом является расчет множества различных ежедневных доз, каждая из которых адаптирована к потребностям конкретного пациента, чтобы компенсировать его индивидуальный уровень устойчивости к витамину D. Поэтому врач не может быть «слепым» к тому, что принимает пациент.

Однако есть, по крайней мере, один РКИ, где финские исследователи вводили 20 000 МЕ витамина D в неделю. К сожалению, это менее 3000 МЕ в день — намного меньше минимальной дозы 10 000 МЕ в день, необходимой для коррекции недостатка витамина D у всех людей. Тем не менее, они показали меньшее количество активных поражений после одного года лечения по сравнению с группой плацебо на МРТ.

Это также вопрос о том, как РКИ подходят для питания …

Д-р Коимбра: Этот вопрос очень важен, потому что врачи не могут рандомизировать метаболические заболевания. Мы обязаны это исправить. Если у человека был диагностирован метаболический беспорядок, например, гипотиреоз, отсутствие гормона щитовидной железы, этот «беспорядок» потенциально фатален, и причиняет серьезный вред, если его нельзя остановить, нужно его исправить. Другим примером является диабет 1-го типа у детей, организм которых не производить инсулин. Врачи должны исправлять этот дефицит и «управлять» инсулином. При таких обстоятельствах, если у пациента есть метаболическая проблема или резистентность к гормону или витамину, доктор обязан вмешаться и исправить.

Но когда мы говорим о двойном слепом рандомизированном исследовании, это означает, что у меня есть группа пациентов, получающих, например, высокие дозы витамина D, и группа, получающая плацебо, причем ни врачи, ни пациенты не знают, что они получают — витамин D или плацебо.

Нельзя проводить подобные исследования у детей с диабетом. Никогда не было рандомизированного двойного слепого исследования, доказавшего, что инсулин подходит для детей с диабетом! То же самое касается людей с гипертиреозом. Никогда не будет рандомизированное двойное слепое исследование, в котором одна группа получает гормон щитовидной железы, а другая получает плацебо. То же самое происходит в случае отсутствия витамина B12. Дефицит витамина B12 может привести к неврологическим заболеваниям, которые разрушают спинной мозг, поэтому нельзя не давать пациенту с дефицитом B12 этот витамин, это опасно. Если бы я провел такие исследования, я бы нарушил свой долг перед 50% моих пациентов. Группа «Плацебо» будет жертвой медицинской халатности.

Итак, вы считаете, что КИ в этом случае проводить нельзя?

Д-р Коимбра: Да, и это очень важная концепция, потому что в настоящее время медицинское сообщество учит, что все результаты, опубликованные в литературе, незначительны, если только они не являются результатом рандомизированного двойного слепого исследования. Это большая ошибка. Вот почему у нас нет таких исследований для нашего протокола, и мы никогда не допустим, чтобы какой-либо пациент, находящийся под нашей опекой, принимал в нем участие, потому что он нарушает два основных принципа в медицине, которые фактически существуют во всех западных медицинских школах по всему миру. Первый: не ухудшать состояние пациента, и не действовать таким образом, чтобы ухудшалось клиническое состояние.

Таким образом, если бы я не лечил пациента с дефицитом витамина D или не компенсировал бы его резистентность к витамину D, зная, что витамин D является большим иммуномодулятором, вероятно, самым мощным иммуномодулирующим веществом во всей природе, я бы нарушил свой долг врача. Именно поэтому я никогда не буду проводить рандомизированное двойное слепое исследование с витамином D и плацебо у пациентов с аутоиммунным заболеванием. Почему? Я бы не проводил такие испытания со своей дочерью и с женой, и поэтому не буду делать это с моими пациентами!

Всякий раз, когда есть причинно-следственная связь (например, дефицит витамина D или резистентность вызывает аутоиммунное заболевание), причина должна быть устранена, чтобы не поддерживать активность болезни.

Разве они не пытаются доказать свою концепцию, чтобы привлечь больше людей?

Д-р Коимбра: У нас есть тысячи документированных случаев, которые более чем подтверждают нашу концепцию. Мы начали использовать витамин D при аутоиммунном заболевании ради пациента. Наша цель заключалась не в исследовании, а в том, чтобы никого не убеждать, а просто следовать второму принципу медицинской практики: помочь пациенту оптимальным образом. А именно, если у пациента есть дефицит мощного иммунного регулятора, который известен и документирован, нам нужно исправить этот недостаток. Если у него есть сопротивление, мы должны увеличить дозу, чтобы компенсировать этот недостаток.

У вас невероятное количество документированных случаев, почему они не опубликованы?

Д-р Коимбра: Мы собрали много данных, и у нас есть опыт определения дозы для этих пациентов. Однако, до сих пор нам удалось опубликовать данные только о витилиго и псориазе, поскольку токо по этим заболеваниям мы получили одобрение исследований Комитета по этике UNIFESP (нашего университета). Мы также хотели бы опубликовать данные о других заболеваниях, но, к сожалению, мы не получили одобрения — по причинам, которые мы до сих пор не понимаем. Как можно неэтично тестировать лечение, которое имеет такие положительные эффекты?

Но даже если нам не позволено рассматривать это официально, ничего не мешает нам лечить наших пациентов. Мы приобрели большой опыт и имеем тысячи документированных случаев. И мы попросим комитет по этике оценить эти случаи хотя бы ретроспективно — это не исследование.

Можете ли вы объяснить, почему утверждение комитета по этике так важно?

Д-р Коимбра: Потому что это разрешение нужно для научных публикаций: если я захочу представить в журнал публикацию, посвященную лечению 2500 пациентов высокими дозами витамина D, журнал попросит у нас утверждение этического комитета — без этого разрешения они ничего не будут публиковать. Итак, теперь мы должны обратиться в комитет по этике, чтобы утвердить хотя бы более поздний пересмотр медицинских записей этих пациентов. Имея одобрение пересмотра медицинской документации, мы могли бы отправить статью в медицинский журнал. Будем надеяться, что на этот раз у нас не будет никаких проблем.

С одной стороны, это понятно для предотвращения неэтичных исследований, но в этом случае это невероятно.

Д-р Коимбра: Вы также должны иметь в виду, что РС — это рынок с миллиардами долларов. Ожидается, что на терапию рассеянного склероза в следующем году потребуется 17 миллиардов долларов году и в 2024 году эта цифра достигнет 25 миллиардов долларов. И это всего лишь одно аутоиммунное заболевание! Витамин D, с другой стороны, чрезвычайно дешев и не патентоспособен.

На заднем плане фармацевтическая промышленность уже тестирует десятки тысяч модифицированных и, следовательно, патентоспособных химических аналогов витамина D под предлогом разработки препарата, который не будет вызывать побочные эффекты высоких доз витамина D, такие как гиперкальциемия. Фактически, мы могли бы просто использовать высокие дозы витамина D, также без таких побочных эффектов, контролируя количество кальция, диету, повышенную гидратацию и мониторинг уровней ПТГ.

Значит, вы сказали бы, что эти данные прячут?

Д-р Коимбра: Из-за большого количества денег, связанных с маркетингом лекарственных препаратов, распространение знаний в медицинском сообществе является одной из наиболее строго контролируемых систем нашего времени. Есть очень хорошая статья, озаглавленная «Основные лидеры мнений: дискретные эксперты или представители фармбизнеса?». Она была опубликована в Британском медицинском журнале (BMJ) в 2008 году. Интересно также прочитать все письма, полученные редактором от разных врачей по этой статье, — и я также рекомендую видео-интервью с Кимберли Эллиотом, который много лет работал в фармацевтической компании.

Таким образом, исследование не является чем-то независимым?

Д-р Коимбра: Одним из наиболее часто используемых инструментов для управления медицинскими знаниями является последовательное распространение ложной концепции о том, что только РКИ следует рассматривать как «истинно доказательную медицину». Особенно при принятии решения о том, как лучше всего лечить пациентов. Интересно, что большинство, если не все, этих многоцентровых РУИ могут быть реализованы только при финансовой поддержке фармацевтических компаний. Концепция в корне неверна. Открытое исследование, в котором как исследователи, так и субъекты знают, какое лечение дано, справедливо.

К счастью, тема сейчас обсуждается

Д-р Коимбра: Да, эта тема обсуждалась в течение некоторого времени, например, Пол Глазью и его коллеги из Оксфордского университета в своей статье под названием «Когда рандомизированные исследования не нужны?» Сбор сигнала от шума», опубликованный в BMJ в 2007 году. В ней авторы предоставили список примеров терапии, которые были включены в медицинскую практику без РКИ, именно из-за огромной разницы, которую можно увидеть с помощью этих методов лечения. Например, инсулин при сахарном диабете и сульфанилимид для послеродового сепсиса.

На самом деле, наоборот: если разница огромна, РКИ становятся неэтичными!

Д-р Коимбра: Другое заблуждение состоит в том, что после того, как терапевтическая ценность вещества была подтверждена РКИ из нескольких независимых исследовательских групп, она автоматически будет интегрирована в клиническую практику. Фактически, этого не будет, если терапевтический препарат слишком дешев и возможно вытеснит дорогостоящие лекарства с рынка. Примером является использование высоких доз рибофлавина (витамин B2) для профилактики мигрени: эффективный, недорогой и без побочных эффектов. Но почти никогда не назначается.

Вы работаете с очень высокими дозами. Но какие дозы вы рекомендуете для профилактики у здоровых взрослых?

Д-р Коимбра: Для здоровых людей мы не рекомендуем высокие дозы витамина D, а только обычные дозы до 10 000 МЕ в день. Это полностью безопасная доза, потому что вы легко получаете ее через солнце. Дети могут получать до 200 МЕ на килограмм массы тела в день.

Спасибо за это увлекательное интервью!

…И они будут иметь удовлетворение, такой же уровень огромной благодарности,

что получаем мы, смогут держать людей далеко от рецидива рассеянного склероза и аутоиммунных заболеваний. Мы выписываем пациента, когда он достигает ожидаемого результата, и в награду получаем друга на всю жизнь, и это что-то бесценное…

Как возник ваш протокол?

Протокол возник из следующего вопроса: в определенный момент моей профессиональной деятельности, я почувствовал необходимость попытаться изменить представление о том, что неврология — область медицины, создающая блестящих диагностов но не обладающая способами лечения неврологических заболеваний. Таким образом считалось, что неврология — диагностическая область, но не обладающая лечением. Когда я закончил обучение в США в Jackson Memorial Hospital в Майями, я вернулся в Сан-Паулу с желанием начать исследования на лабораторный животных, моделировать неврологические заболевания у крыс, чтобы испытывать новые способы диагностики.

Эти данные не опубликованы в медицинских текстах и большинство врачей

не знают о важности этого гормона, который на самом деле не витамин D, а гормон, и вызывает образование регенеративных веществ нервной системы.

prof. Cicero Coimbra

Проводя исследование мы должны быть в первых рядах; недостаточно руководствоваться информацией 5-10 летней давности, необходимо знать, что было нового опубликовано на прошлой неделе из того, что имеет отношение к исследованию. Такова была наша цель. Обладая огромным количеством данных, которые нигде небыли опубликованы, мы спросили себя, почему эта информация не применяется в клинической практике, хотя иногда она основополагающая. Постепенно мы убедились в том, что пациентам может реально помочь то, что не обсуждается в медицинских кругах, не издается потому, т.к. способно сократить употребление дорогостоящих лекарственных средств. В определенный момент мы убедились, что витамин D стимулирует производство многих нейрорегенеративных веществ в головном мозге у взрослых, детей, эмбрионов и плодов. Что чрезвычайно важно как для развития, так и для функционирования нервной системы (все то же самое происходит в нервной системе взрослого). Эти данные не опубликованы в медицинских текстах и большинство врачей не знают о важности этого гормона, который на самом деле не витамин D, а гормон, который вызывает образование регенеративных веществ нервной системы. И мы начали по этой причине вводить витамин D тем, кто страдал таким нейродегенеративным заболеванием, как болезнь Паркинсона, и мы начали им давать витамин D в физиологически нормальных дозах.

Важно сказать, что суточная доза, которая рекомендуется сегодня на международном уровне, не предусматривает (не учитывает) пациентов с недостатком витамина D, рекомендуются ничтожные дозы, которые значительно ниже физиологической потребности. И тогда мы начали давать физиологическую дозу, соответствующую 10000 международным единицам. Дозу, которая в норме вырабатывается в течение нескольких минут пребывания на солнце. Если вы одеты в майку и шорты а ваши руки и ноги на солнце, то вы получите такую дозу в течение 20 минут. Если у вас бледная кожа и вы молоды, 10000 единиц витамина D будет производиться вашим организмом каждый день. Так что 10000 это физиологическая норма, не супер доза. Однако большинство врачей считают эту дозу потенциально токсичной. Эти врачи утверждают, что на сегодняшний день рекомендуемая доза составляет 600 международных единиц. Таким образом, рекомендуется 600 международных единиц, но если человек подвергается воздействию солнца в течение всего 20 минут, он производит 10000 единиц! Существует очевидная разница между медицинской практикой и научными знаниями.

Итак, мы начали давать 10000 единиц больным нейродегенеративными заболеваниями, и я помню пациента с болезнью Паркинсона, который получал 10000 МЕ витамина D в сутки. И когда он пришел на второй прием после 3-х месячной терапии, имевшееся ранее поражение витилиго на его лице существенно уменьшилось, и это всего за несколько месяцев приема 10000 МЕ витамина D. Это подтолкнуло нас к поиску информации в медицинской литературе по воздействию витамина D на иммунную систему. Мы были удивлены огромным количеством публикаций, которые уже были доступны в 2001-2002 годах. Опираясь на полученный результат, мы стали давать 10000 единиц витамина D пациентам с рассеянным склерозом, наиболее распространенным аутоиммунным заболеванием в области неврологии и имеющим самые разрушительные последствия для больных. Это было отправной точкой и признание большого значения витамина D при лечении аутоиммунных заболеваний. Сегодня мы абсолютно убеждены вместе с научным сообществом, которое проводит исследования витамина D по его воздействию на иммунную систему: витамин D является основным регулятором активности иммунной системы и модифицирует функционирование приблизительно 4500 генов в каждой клетке иммунной системы. Это вещество, которое не имеет себе равных.

Я приведу сравнение чтобы объяснить, что я имею в виду говоря о 4500 генах, деятельность которых регулируется витамином D. Представьте себе небоскреб, где есть много комнат. Представьте 4500 дверей внутри этого небоскреба, которые могут быть открыты или закрыты только одним ключом. Небоскреб это иммунная система, а ключ — витамин D. При дефиците витамина D у больного человека отсутствует регуляция иммунитета, другими словами, нет доступа к регуляции активности 4500 биологических функций клеток иммунной системы. Недостаток этого вещества — бедствие для иммунной системы!

Что ваш протокол влечет за собой?

Положительные результаты при лечении рассеянного склероза были получены

в 95% случаев благодаря использованию витамина D, эффект которогообусловлен в способности определенным образом управлять процессами иммунной системы.Мы должны дать повышенные дозы витамина D, чтобы получить полный контроль над болезнью.

Вещество, составляющее суть лечения всего в одном элементе — это витамин D. Те, кто имеет аутоиммунное расстройство, в соответствии с тем, что было опубликовано в научной литературе по этому вопросу, имеет частичную устойчивость к воздействию витамина D, и это генетически унаследованная особенность от отца, матери или обоих. Это сопротивление касается иммунномодулирующего действия витамина D и является частичной, а не полной устойчивостью. Это и есть причина, почему эти люди предрасположены к аутоиммунным расстройствам. Самое главное в этом то, что положительные результаты при лечении рассеянного склероза были получены в 95% случаев благодаря использованию витамина D, эффект которого обусловлен в способности определенным образом управлять процессами иммунной системы. Мы должны дать повышенные дозы витамина D, чтобы получить полный контроль над болезнью.

Эти дозы не одинаковы для всех пациентов; они являются специфическими для каждого пациента и корректируются в соответствии с уровнем сопротивления к витамину D, который есть у каждого человека с аутоиммунным расстройством который есть у каждого человека с аутоиммунным расстройством. Мы разработали методику регулировки ежедневной индивидуальной дозы для каждого пациента, которая осуществляется с помощью лабораторных анализов. Пациент сдает лабораторные анализы до лечения, после чего он начинает принимать заранее определенную дозу витамина D в течение двух месяцев за это время необходимо повысить и стабилизировать уровень витамина D в крови пациента. Через два месяца анализы пересдаются и результаты до и после приема витамина сравниваются. С помощью этого сравнения мы можем регулировать индивидуальную дозу для данного пациента и через два месяца после того, как мы скорректировали дозу, мы получим полный эффект, что на практике означает подавления активности заболевания. Болезнь подавляется через два месяца после корректировки суточной дозы.

Сколько пациентов на протоколе вы знаете и какова вероятность их излечения?

Мы получили доказательства того, что новых очагов нет, недавние очаги исчезли,

и нарушений деятельности не существует, поэтому мы можем доказательно продемонстрировать, что состояние пациента улучшится, если у него не очень старые очаги, то он возвращается к нормальной жизни после двух лет лечения, в течение которых мы проводим 3 или 4 медицинских осмотра

В данный момент мы работаем с 5 врачами здесь в больнице. Лично я веду около 1300 пациентов. Во всей клинике, если взять пациентов всех врачей, которые работали с нами в течение почти полутора лет, в целом, будет примерно 2500 пациентов мы также обучаем врачей для работы за границей. Один из них уже работает по нашему протоколу в Аргентине, и еще несколько в разных городах Бразилии. Эти врачи уже приняли сотни пациентов каждый. Говоря, что в нашей в клинике почти 2500 пациентов, страдающих от рассеянного склероза, мы имеем в виду только этот диагноз. С другими аутоиммунными заболеваниями, речь будет идти о 3000 пациентов. Что касается только рассеянного склероза — это 2500 пациентов. Это число может быть даже и больше, принимая во внимание, что мы не считаем тех пациентов, которые продолжают наблюдаются у врачей, работающих в других городах Бразилии после того, как им было назначено лечение у нас. Каждый из врачей наблюдает более ста пациентов, так что общее их число достигает тысячи и, кроме того, к нам обращаются пациенты из разных стран. Это явление в настоящее время связано с интернетом: люди создают группы и это в некотором роде хорошо, т.к. пациенты могут войти в контакт друг с другом и сравнить опыт, который они получили во время лечения. Этот феномен характерен для современности. В настоящее время большинство пациентов нашли нас через сеть. У нас есть пациент, у которого вы также взяли интервью, его зовут Даниэль Кунья и он журналист, он вылечился в нашей клинике: у него когда-то был РС и об этом важно говорить.

После того, как мы отрегулировали лечение, то есть дозу для пациента, сравнивая два последовательных МРТ, сделанных с промежутком в один год, мы получили доказательства того, что новых очагов нет, недавние очаги исчезли, и нарушений деятельности не существует, поэтому мы можем доказательно продемонстрировать, что состояние пациента улучшится, если у него не очень старые очаги, то он возвращается к нормальной жизни после двух лет лечения, в течение которых мы проводим 3 или 4 медицинских осмотра. В конце этих двух лет лечения пациент достигает того, что мы называем «переломным моментом»: в этот период необходимо поддерживать дозу витамина D с сопутствующими мерами, чтобы не спровоцировать интоксикацию, но доза витамина D должна быть сохранена, и мы рекомендуем, чтобы пациент снова пришел к нам после двух лет для повторного осмотра, затем, через пять лет, для корректировки терапии. Мы до сих пор не знаем, как долго пациент должен поддерживать эту высокую дозу витамина D и на данный момент лечение не имеет определенного срока, и мы просим пациентов, чтобы они приходили для повторной оценки своего состояния через два года и через пять лет, тогда мы сможем установить критерии, по которым узнаем, могут ли они уменьшить дозу или продолжать принимать как ранее, но в данный момент лечение занимает неопределенный период времени.

Какова вероятность успеха протокола при рассеянном склерозе?

Витамин D является единственным веществом из тех, что я знаю,

способным селективно ингибировать реакцию Th17, без ущерба для других реакций иммунной системы.

Приблизительно у 95% пациентов с рассеянным склерозом болезнь остается в постоянной ремиссии. В то время пока они принимают эту высокую дозу, болезнь остается неактивной, без каких-либо сигналов, даже клинических и лабораторных, так же нет новых поражений. 5% пациентов получают частичный результат; это означает, что у них есть улучшения но они не достигли полной ремиссии заболевания. Мы изучаем причины, по которым эти 5% не смогли этого достичь Но мы остановились на двух основных моментах: наиболее важным из которых является высокий уровень стресса. Мы знаем, что эмоциональный стресс может серьезно повлиять на результат этого лечения. Другой момент, который может поставить под угрозу успех этой терапии является курением: табачная зависимость ограничивает успех лечения, но курение напрямую не связано с проблемой лечения витамином D, т.к. есть много данных в медицинской литературе, объясняющих, что курение ускоряет развитие РС, даже если пациент проходит традиционное лечение. Когда я говорю о 95%, я имею в виду тех пациентов, которые не лечились иначе, кроме как высокой дозой витамина D, с диетой и обильной гидратацией, что необходимо для исключения побочных эффектов. Кроме того, если у пациентов есть рецидивирующие инфекции, такие как инфекции мочевых путей которые проявились перед началом этого лечения и больные уже страдали от серии проблем, связанных с мочевым пузырем и нарушением мочевыводящих функций, и имеется повышенный риск к рецидиву инфекций: мы знаем, что эти инфекции периодически повторяясь уменьшают иммуномодулирующее действие витамина D. Я говорю о иммуномодулирующих эффектах, потому что витамин D не подавляет активность иммунной системы.

В настоящее время мы знаем, что витамин D подавляет конкретный тип иммунологической реакции, не физиологической, известной под аббревиатурой «Th17», которая является иммунологической реакцией, вызывающей аутоиммунные заболевания. Таким образом, все аутоиммунные заболевания вызваны агрессией иммунной системы против своего собственного организма, обусловленной типом реакции, не нормальной, не физиологической, а той, что называется «Th17». Витамин D является единственным веществом из тех, что я знаю, способным селективно ингибировать эту реакцию, без ущерба для других реакций иммунной системы. Более того, витамин D укрепляет способность иммунной системы реагировать на вирусы и бактерии, такие как туберкулезные палочки. Способность иммунной системы противостоять этим микроорганизмам укрепляется за счет добавок витамина D. Что хорошо известно научному сообществу: при туберкулезе запас витамина D делает лечение более эффективным. Кроме того терапия более эффективна при таких заболеваниях как ВИЧ, гепатит С, когда она дополнена высокими дозами витамина D, а не теми, что «рекомендованы» на международном уровне. При приеме 10.000 единиц в день, вирус гепатита С не вызывает таких повреждений печени, которые были бы при дефиците витамина D. Это характерно и для больных с ВИЧ или туберкулезом.

Какова вероятность успеха при воспалительных заболеваниях кишечника, таких как неспецифический язвенный колит или болезнь Крона?

Использование витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний не направлено

на лечение конкретного заболевания, но регулирует иммунную систему. Например: под действием витамина D иммунная система увеличивает производство клеток, необходимых для её поддержания и регуляции.

Болезнь Крона, воспалительные заболевания кишечника, включая неспецифический язвенный колит, являются заболеваниями, над которыми нам удалось получить полный контроль, используя тот же протокол лечения. Ваш вопрос важен, потому что использование витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний не направлено на лечение конкретного заболевания, но регулирует иммунную систему. Например: под действием витамина D иммунная система увеличивает производство клеток, необходимых для её поддержания и регуляции. Их называют регуляторные Т-лимфоциты и их количество значительно увеличивается под действием витамина D. А ненормальная, не физиологическая реакция Th17, селективно ингибируется витамином D. Оба свойства чрезвычайно важны для контроля над любым аутоиммунным расстройством. Что касается тех заболеваний, которые вы упомянули, кишечные воспаления, болезнь Крона и колит, известны случаи, когда пациенты излечились полностью. Они живут совершенно свободно, ведут нормальную жизнь, но они должны продолжать диету, о которой я говорил раньше. Запрещены молочные продукты, и любая пища из молока, и они также должны употреблять по меньшей мере 2,5 литра воды в день. Повторяю: аутоиммунные заболевания, которые вы упомянули, не так распространены в нашей практике, как рассеянный склероз, но тем не менее мы наблюдали множество случаев, и во всех из них излечение было полным, без каких либо побочных эффектов от высоких доз витамина D.

Почему вы еще не работали на двойном слепом исследовании вашего протокола?

У нас нет ни одного двойного слепого исследования, и мы никогда не будем

его делать потому, что он противоречит двум основным принципам медицинской практики, которым обучают во всех медицинских школах по всему миру. Первый принцип — это не навредить…

Этот вопрос очень важен, потому что мы не можем предсказать и исключить метаболические ошибки. Я имею в виду, что если есть человек, который имеет нарушение обмена веществ и это диагностировано в лаборатории … например, человек с гипотиреозом: дефицитом гормонов щитовидной железы, что потенциально смертельно и можно причинить ущерб его здоровью, если это не отрегулировать. Другим примером является сахарный диабет 1 типа у детей, которые не могут производить инсулин. Я обязан исправить этот недостаток, мне нужно давать им инсулин. В случаях, когда у пациента имеется проблема с метаболизмом и дефицит, своего рода наследственное сопротивление к гормону или витамину, я вынужден вмешаться, чтобы скорректировать это. Если я не исправлю это, я сделаю небрежную терапевтическую ошибку. Так что, если говорить о двойном слепом тестировании, при котором я должен одной группе пациентов давать высокие дозы витамина D а другая группа пациентов будет получать плацебо; но и я, как врач, так и пациенты, участвующие в данном исследовании, не знаем, кто получает витамин D а кто получает плацебо. Отлично, но я не смогу делать такого рода исследования на детях с сахарным диабетом например. Двойное слепое исследование никогда не делалось, чтобы узнать, подходит ли инсулин для детей больных сахарным диабетом. Мы никогда этого не делали и никогда не будет делать. То же самое касается и людей с гипертиреозом, мы вынуждены дать лечение.
Двойное слепое исследование нами никогда не будет сделано, т.к одна группа должна будет получить гормон щитовидной железы, а другая — плацебо. То же самое происходит в случае дефицита витамина D.

Дефицит витамина D может привести к разрушительным неврологическим заболеваниям, которые разрушают спинной мозг, так что я не могу оставить человека, который страдает от дефицита витамина B12 без лечения, потому что это было бы небрежно. Вы не можете оставить человека, который страдает пеллагрой, с дефицитом ниацина (витамин В3) без лечения, так как это может вызвать понос, дерматит и даже смерть. Таким образом, вы не можете оставить этих людей без лечения. Если я проведу двойное слепое исследование, я буду небрежен с 50% моих пациентов. Люди из группы плацебо станут жертвами медицинской халатности. Это очень важное понятие потому что в настоящее время медицинское сообщество говорит, что любые результаты, опубликованные в литературе не должны рассматриваться, если они не прошли метод двойного слепого тестирования. Это очень большая ошибка. Люди с дефицитом витамина D или устойчивостью к биологическим эффектам от него, должны получить такое лечение, при котором недостаток скомпенсируется более высокими дозами, которые у этого человека восстановят все биологическое действие витамина D.

У нас нет ни одного двойного слепого исследования, и мы никогда не будем его делать потому что он противоречит двум основным принципам медицинской практики, которым обучают во всех медицинских школах по всему миру. Первый принцип — это не навредить, не ухудшить состояние, не действовать по отношению к пациенту таким образом, что ухудшило бы его клиническое состояние. И второй принцип говорит о том, что пациент должен получить все возможное. Тогда получается, если я оставлю пациента с дефицитом витамина D, а это, как известно, отличный иммунномодулятор, пожалуй самый мощный, существующий в природе, а пациент с аутоиммунным заболеванием имеет нерегулируемую иммунную систему, т.е. производит не физиологическую иммунологическую реакцию Th17, а я оставляю этого пациента с дефицитом единственного вещества, которое выборочно, мощно способно ингибировать Th17, и производить нормальные лимфоциты, я буду небрежен к этому человеку. Поэтому я никогда не буду делать выборочное двойное слепое исследование с использованием витамина D и плацебо с людьми, имеющими аутоиммунное заболевание. Почему? Потому что я никогда не стану делать такого рода вещи с моей дочерью, моей женой и даже с моими пациентами.

Есть ли наблюдательное исследование (не двойным слепым методом а аналогичное) этого протокола? Если нет, то почему?

Так же мы не понимаем, по каким таким этическим причинам нам было отказано

в возможности исправить дефицит гормона у пациента. Я не в состоянии этогопонять, однако ответ был отрицательным для некоторого рода заболеваний.

Мы начали использовать витамин D для лечения аутоиммунных заболеваний ради самого пациента. Нашей целью было не исследование, не убеждение кого либо, а просто желание удовлетворить второй принцип медицинской практики: принести пользу пациенту наиболее оптимальным способом, а именно, если пациент имеет дефицит мощного иммуннорегулятора, известного и документированного, то мы должны исправить этот недостаток. Если у пациента имеется генетическое сопротивление, мы должны увеличить дозу таким образом, что бы этот недостаток компенсировать Когда мы собрали достаточно данных за определенный период, мы получили опыт в регулировании дозы для этих пациентов. Мы опубликовали много предварительных данных о витилиго и псориазе, это единственные болезни, исследования которых были одобрены этико-медицинским комитетом UNIFESP (наш университет). Мы хотели бы сделать это и для других заболеваний, но существуют факторы, которых мы не принимаем потому, что они уничтожают возможность предоставить лечение, которое может принести пользу. Так же мы не понимаем, по каким таким этическим причинам нам было отказано в возможности исправить дефицит гормона у пациента. Я не в состоянии этого понять, однако ответ был отрицательным для некоторого рода заболеваний. Это не помешало нам продолжать лечение наших пациентов, так как это в их интересах и мы накопили большой опыт, и мы тщательно документировали все случаи. И когда мы будем иметь возможность, то мы снова будем просить этическую комиссию, чтобы она позволила нам оценить ретроспективно все эти случаи, насколько это будет возможно. Потому что у нас есть правила для научных публикаций. Когда я представлю материал, где будут описаны истории 2500 пациентов, получавших высокие дозы витамина D к публикации в журнале, редактор журнала спросит меня, где утверждение этического комитета — без него мы не сможем опубликовать этот наш опыт. Поэтому, во-первых, мы должны просить этическую комиссию, чтобы она одобрила пересмотр медицинской документации всех этих пациентов. После пересмотра мы могли бы направить материал в медицинский журнал. Надеемся, что у нас не будет проблем с пересмотром медицинской документации пациентов, накопленной в течение 11 лет мониторинга Однако мы не понимаем, почему иногда некоторые люди принимает неадекватные решения о раскрытии знаний, что должно быть сделано ради пациентов.

Является ли вероятность успеха лечения псориаза такой же, как и в случае с рассеянным склерозом?

Да, процент успеха похож на случаи с рассеянным склерозом. Но важно сказать, что когда мы опубликовали свои работы о псориазе и витилиго, мы использовали фиксированную дозу для всех пациентов 35000 единиц в сутки, диету без молочных продуктов, и чтобы избежать токсических эффектов на почки — обильную гидратацию. Тогда мы не использовали метод индивидуальной регулировки дозы для каждого пациента. Мы получили результаты в 95% выздоровления больных, когда мы использовали метод индивидуальной регулировки дозы для каждого пациента, и принимали во внимание лабораторный ответ каждого пациента путем сравнения лабораторных анализов, сделанных до и после лечения, а именно после первых 2-х месяцев терапии. Мы достигли 95% успеха, когда мы начали использовать метод расчета, основанного на результатах отдельных лабораторных анализов, которые каждый отдельный пациент предоставляет после приема общей предустановленной дозы.

Для какого типа неврологических заболеваний ваш протокол подходит и почему он работает?

Высокие дозы витамина D обычно работают при аутоиммунных заболеваниях. Неврологические аутоиммунные заболевания, кроме рассеянного склероза, где мы использовали витамин D, это: изолированный неврит зрительного нерва, Синдром Гийена-Барре (GBS), аутоиммунная полинейропатия, тяжелая миастения. Это аутоиммунные заболевания, которые я сейчас помню. Результат лечения, при котором мы использовали метод индивидуального регулирования доз для каждого пациента, был таким же, как с рассеянным склерозом: 95% полного подавления аутоиммунной активности. Это не значит, что старые необратимые повреждения, вызванные иммунной системой, регрессируют. Как правило, мы получаем полное или почти полное восстановление очагов, сформированных за 1 год до начала лечения высокими дозами витамина D.

Кроме скелетных и аутоиммунных заболеваний, в каких других случаях ваш протокол будет полезным?

Есть и другие заболевания, вспышки которых связаны с дефицитом витамина D. Например, повторный выкидыш в первом квартале беременности. На сегодняшний день это считается аутоиммунным заболеванием. Аутоиммунная система отказывается от имплантированного эмбриона. Эти симптомы зависят от дефицита самого витамина D и частичного сопротивления к биологическим иммуннорегуляторным эффектам витамина D. Кроме этого, наличие гипертонии, высокого или очень высокого кровяного давления в конце беременности, в так называемой ситуации «эклампсии или преэклампсии» ставит под угрозу жизнь матери в завершающей фазе беременности, и тогда акушеры должны рассмотреть вариант с кесаревым сечением. Всего этого можно избежать благодаря введению подходящих доз витамина D. В качестве подходящих доз я имею в виду 10000 единиц в день. К тому же беременные женщины, которые не достаточно бывают на солнце, будут иметь очень низкий уровень витамина D, и у них существует высокий риск родить ребенка, у которого впоследствии может развиться проблема аутизма. Аутизму благоприятствует дефицит витамина D во время беременности и в первые года жизни человека. Дефицит витамина D, который появляется в начале жизни человека или уже в конце беременности значительно увеличивает вероятность того, что у этого человека в подростковом возрасте может развится психиатрическое заболевание, например такое, как шизофрения. Независимо от возраста, дефицит витамина D сильно провоцирует появление депрессии. А процессы при депрессии индуцируют дефицит витамина D, что редко принимается во внимание врачами, которые в настоящее время заняты лечением людей, страдающих от депрессии. Важно сказать о диабете. Тип первый, то есть аутоиммунный, или тип второй, то есть приобретенный, любой из них провоцируется дефицитом витамина D. Производство инсулина зависит от витамина D. Дефицит витамина D способствует развитию диабета. Что касается диабета, то последствия дефицита витамина D являются предметом нескольких исследований. Эти заболевания являются наиболее важными, и следует говорить об их зависимости от витамина D.

Может ли ваш протокол улучшить способность выводить из организма тяжелые металлы у пациентов с рассеянным склерозом, т.к. они имеют дефицит ферментов?

У меня нет такой информации, но это не значит, что не возможно устранение тяжелых металлов из организма, у меня просто нет такой информации. Я твердо убежден, что наличие аутоиммунных заболеваний главным образом зависит от трех факторов: Первый — унаследованная склонность от отца или матери, или частичная устойчивость к биологическим эффектам от витамина D. Второй фактор, при котором проявляется дефицит витамина D, это малое воздействие солнца. И третий фактор — это эмоциональный фактор. Этот последний может стать пусковым фактором, который активирует аутоиммунные заболевания, включая рассеянный склероз у людей, имеющих два других предрасполагающих фактора развития этого заболевания. Чего не хватает, то и запускает эмоциональный фактор как очень стрессовое событие жизни. Например: подросток мальчик или девочка наблюдает развод их родителей, а в 18, 19, или 20 лет индивидуум испытает сильный эмоциональный стресс. В 30-35 лет человек получает стресс при расставании, разводе; взрослый человек может справиться с неожиданной смертью близкого, но эти эмоциональные травмы приводят к рецидиву аутоиммунных заболеваний, включая рассеянный склероз. В настоящее время для 95% наших пациентов болезнь взята под полный контроль, при использовании высоких доз витамина D, но мы не исключаем и другие факторы, которые также могут играть определенную роль в этом процессе, даже если эти факторы могут способствовать развитию аутоиммунных заболеваний, то роль, которую они играют незначительна по сравнению с физиопатологической важностью самого витамина D или же отсутствия иммунномодулирующих биологических эффектов от него в нашем организме.

Вызывает ли дефицит витамина D аутоиммунную реакцию и воспаление, или это патологическое состояние вызывает этот дефицит?

Проще говоря, витамин D подавляет реакции при каждом аутоиммунном заболевании,

в том числе нефизиологическую аномальную реакцию, называемую Th17. Витамин D увеличивает количество иммунномодулирующих лимфоцитовКаждая эпидемиология относительно аутоиммунных заболеваний сопровождается понятным уникальным фактором: отсутствие витамина D

Многие исследователи полагают, что люди с рассеянным склерозом из-за неврологического дефицита, который мешает им свободно ходить, имеют тенденцию оставаться в помещении, внутри дома, именно поэтому они получают меньше солнца, в результате чего имеют недостаток витамина D. Поэтому они утверждают, что дефицит витамина D является следствием болезни, а не причиной. Так что они вроде бы ответили на этот вопрос. Но это не объясняет, почему в опубликованных еще в 1986 году исследованиях, где на протяжении многих лет наблюдалась частота рецидивов до и после лечения с витамином D, наступает резкое снижение частоты рецидивов после лечения. Частота рецидивов резко снизилась. Такого рода рассуждения исключают фундаментальную и хорошо документированную роль витамина D в качестве иммунномодулятора. Проще говоря, витамин D подавляет реакции при каждом аутоиммунном заболевании, в том числе нефизиологическую аномальную реакцию, называемую Th17. Витамин D увеличивает количество иммунномодулирующих лимфоцитов. Чем больше уровень витамина D, тем меньше активность аутоиммунных заболеваний; чем меньше уровень витамина D, тем выше активность. Учитывая все эти факторы вместе, остается только одно объяснение: отсутствие витамина D приводит к аутоиммунным заболеваниям.

Другим моментом, который нужно рассмотреть как причину недостатка витамина D и который играет решающую или дополнительную роль в проявлении аутоиммунных заболеваний, является рост заболеваний с удалением от линии экватора. Чем дальше вы двигаетесь от линии экватора, тем чаще происходят случаи аутоиммунных заболеваний. Если вы анализируете страну, достаточно удаленной от линии экватора, такую как Норвегия например, вы увидите, что на севере Норвегии низкий уровень рассеянного склероза, вы заметите меньше случаев аутоиммунных заболеваний по сравнению с южной Норвегией, где находится город Осло. Этим также объясняется роль витамина D, так как в северной Норвегии диета в основном состоит из рыбы из холодных вод. Это рыба с высоким содержанием жира, такая как сардина или лосось, жиры которых содержат большое количество витамина D. Поэтому мы можем исключить правило экватора, если витамин D доступен в пище. То же самое в Швейцарии, в Швейцарских Альпах, в местах, расположенных примерно в 2000 метрах над уровнем моря. Уровень витамина D в крови у местных людей выше, чем в северной Швейцарии т.к. северная Швейцария находится ближе к уровню моря. Почему это происходит? Мы можем объяснить это интенсивностью воздействия солнечных лучей. В районах, расположенных на больших высотах над облаками, вы получите много солнца.

Аутоиммунные заболевания не развиваются при холодных температурах, наоборот, в Швейцарских Альпах они будут редки. В Швейцарских Альпах меньше случаев заболеваний из-за большего воздействия солнечных лучей и, следовательно, у местных жителей больше витамина D. На севере Швейцарии меньше воздействия солнца, в результате чего меньшее количество витамина D в крови, чем у жителей высокогорной местности и, следовательно, они получают больше аутоиммунных заболеваний. Каждая эпидемиология относительно аутоиммунных заболеваний сопровождается понятным уникальным фактором: отсутствие витамина D. Вы можете рассмотреть уникальный фактор, и сказать себе: «Во всяком случае есть альтернативное объяснение для людей, страдающих от рассеянного склероза, т.к. у пациентов с более тяжелой формой рассеянного склероза имеется более сильный D дефицит витамина, потому что они больше находятся дома». Это альтернативное объяснение, и даже если оно не отвечает более пытливым вопросам о биологических функциях витамина D, то оно совершенно логично для эпидемиологической характеристики аутоиммунных заболеваний.

Согласны ли вы с утверждением, что измерение уровня паратгормона имеет решающее значение, так как это своего рода лакмусовая бумажка, используемая для проверки метаболизма витамина D?

Паратгормона (РТН) и его уровень чрезвычайно важен для нас. Почему? Потому что, когда вы принимаете витамин D, он ингибирует продукцию паратгормона. Поэтому необходимо измерять уровень гормонов перед началом приема витамина D, а затем через два месяца терапии, нужно смотреть, на сколько снизился его уровень (т.е. на сколько РТН уменьшился из-за витамина D), это показатель биологического ответа на витамин D. Этот параметр мы используем, чтобы индивидуально настроить дозу. Витамин ингибирует продукцию PTH, и я буду поднимать уровень витамина D в крови, пока значение РТН не уменьшится до нормального значения. Я не подавляю PTH, я поднимаю витамин D, пока РТН не приблизится к нижнему пределу и останется в пределах нормы. Из-за этого биологического эффекта я сделал вывод, что если витамин D проявляет максимальный эффект в ингибировании РТН, то он должен проявить максимальный иммуннорегуляторный эффект. Исходя из этого мы регулируем дозу витамина D в соответствии с уменьшением сывороточных уровней PTH.

Я не стану просто подавлять РТН, заставляя его быть незаметным, потому что если бы я сделал это, то жизнь пациента была бы подвергнута риску. Пациент принимает такую ​​высокую дозу витамина, что из костей может быть извлечено большое количество кальция. Появление избыточного количества кальция в крови, выведенного из костей, может поставить под угрозу функцию почек. Таким образом, паратгормон является параметром для оценки безопасности для нас, такой уровень безопасности. Если я не подавил полностью паратгормон, я уверен, что я не дал токсическую дозу витамина D. Я могу сбалансировать дозу в соответствии с конкретной биологической устойчивостью к воздействию витамина D, которую пациент имеет благодаря генетической наследственности. Позвольте мне сказать это другими словами. Человеку может потребоваться специфическая доза витамина D, например 30.000МЕ, и уровень PTH уже может достигнуть нижнего предела нормального диапазона. Другой человек уже будет нуждаться в 100.000МЕ, и только тогда РТН достигнет нижнего предела нормального диапазона. Затем путем измерения динамики снижения PTH мы регулируем дозу, в зависимости от индивидуальной потребности пациентов. Измерение PTH является самым простым и доступным в любой тестовой лаборатории, нам это дает нам представление о сопротивлении человека к действию витамина D. Существуют и другие параметры, которые нужно в конечном счете измерять. Во всяком случае измерение количества РТН может быть сделано в любой лаборатории, я имею в виду, что здесь нет ничего особенного. Многие врачи проводят исследование крови на паратгормон. Таким образом, это не является уникальным анализом, это легко доступно по всему миру.

Каким должен быть идеальный уровень 25(OH)D3 и РТН у человека, страдающего аутоиммунным заболеванием, и каков он у здоровых людей?

Я как-то ответил на этот вопрос уже. Человек, у которого уровень PTH близок к верхнему пределу нормального, вероятнее всего имеет дефицит витамина D. И у него извлекается кальций из костей чтобы поддерживать нормальную концентрацию кальция в крови, потому что нет достаточного количества витамина D для усвоения кальция из кишечника, из пищи, которая проходит через кишечник и не так переваривается в кишечнике из-за отсутствия витамина D. Таким образом, человек, у которого уровень паратгормона близок к верхнему пределу нормального диапазона или за пределами нормального верхнего предела, имеет очень серьезный недостаток витамина D. И это то, что объединяет пациентов среди тех, кто пострадал от аутоиммунного заболевания, а также здоровых людей. Например, тот факт, что человек не страдает от аутоиммунного заболевания сегодня, не означает, что у него не будет аутоиммунного заболевания завтра. Таким образом, с точки зрения профилактики крайне важно, чтобы человек поддерживал уровень PTH, по крайней мере в середине диапазона, хотя бы между нижним и верхним пределами нормального диапазона значений, путем адекватного приема витамина D. Здоровому человеку принимать витамин D в дозировке 10000 МЕ, скорее всего (но не факт) будет достаточно, чтобы держать уровень гормона паращитовидной железы в пределах нормы. Не близко к минимальному или к верхнему пределу.

Что такое идеальный уровень паратиреоидного гормона в крови?

Да, это важная вещь … Лаборатории имеют различные референсные значения для оценки уровня паратгормона. Например лаборатория может заявлять, что в соответствии с их методом испытания уровня паратгормона нормальный уровень варьируется например, в диапазоне от 4 до 58 пг/мл. Другая лаборатория может сказать, что для них нормальный диапазон составляет от 12 до 65 пг/мл. Таким образом, нас интересует уровень, который ниже 20 для людей, которые сдали тест в лаборатории, где нормальный диапазон оценки составляет от 12 до 65. Тогда хорошим показателем должно быть от 20 до 12. Но у человека, который использует другую лабораторию, где нормальный диапазон составляет от 4 до 58 он должен оставаться в пределах от 10 до 4. Я уже говорил это ранее. Уровень должен быть ближе к нижней границы нормы, но не ниже нижнего предела нормального уровня. Я использую рассчитанную дозу витамина D для достижения этого эффекта. Таким образом, показатель не обязательно должен быть ниже 20. Ниже 20 или ниже 10, или от 12 до 20 или от 10 до 4, все зависит от того, каков референсный диапазон, который лаборатория использует в качестве эталона. Таким образом, все зависит от лаборатории.

Как лучше принимать добавки витамина D? Ежедневно, еженедельно, ежемесячно или раз в год? И почему?

Мы еще не оценивали, может ли еженедельное введение быть лучше или хуже, чем суточное, или ежемесячное лучше, чем еженедельное введение. Мы не делали исследования по этому поводу. Мы только исходили из предположения, что ежедневное пребывание на солнце хорошее правило для того, чтобы ему следовать. Так что если каждый день мы можем выходить на солнце, значит логично корректировать дозу, исходя из ежедневного приема. Это оправдано еще тем, что мы избегаем больших разбежек в результатах тестов, которые в таком случае были бы получены с большим временным интервалом. Когда мы рассчитываем терапию на ежедневной основе, концентрация уровня в крови держится более стабильно, и диапазон колебаний будет незначительным.

Тот, кто следует протоколу должен выпивать не менее 2,5 литров воды в день. А как насчет здоровых людей, которые принимают только 10 000 МЕ?

Кто принимает 10000 единиц в день — принимает физиологическую дозу, это то же самое количество, которое его кожа будет производить, если подвергнется воздействию солнца в течение двадцати минут, без солнцезащитного крема, и он будет носить одежду с короткими рукавами и шорты, другими словами, достаточно воздействия солнца на руки и ноги, и быть молодым человеком со светлой кожей. Таким образом, это не может причинить никакого вреда кому-либо, потому что это то количество, которое мы обычно производим. И не нужно идти на диету или какую-либо специальную гидратацию, кроме того, каждый человек должен так делать, чтобы оставаться здоровым. Нет необходимости принимать какие-либо меры предосторожности при приеме 10000 МЕ витамина D. Моя дочь принимает 10000 единиц витамина D в день в течение более шести лет. У нее нет никаких проблем в принятии этой дозы и нет необходимости предпринимать какие-либо меры предосторожности. Это, конечно, не является токсичной дозой, эта доза продается без рецепта врача в Соединенных Штатах без каких-либо проблем.

Каким образом ваш протокол взаимодействует с кишечной микрофлорой, пищеварительной системы и VDR (ген рецептора витамина D)?

Мы действительно не знаем, какое влияние на нормальную кишечную флору оказывает витамин D. Есть публикации в этом отношении, то это не к моей теме. Поскольку витамин D увеличивает силу реакции против патологических агентов, мы можем также ожидать, что уменьшится присутствие вредных бактерий в кишечнике. Мы надеемся на это. У меня нет никакой информации о том, что витамин D может пагубно повлиять на пищеварительную систему. Вполне возможно, что недостаток витамина D влияет на работу пищеварительной системы, так как все наши клетки, в том числе и пищеварительной системы, биологически реагируют на эффекты витамина D. Они изменяют свои функции по отношению к воздействию витамина D. Собственная активность пищеварительной системы может благоприятствовать коррекции дефицита витамина D. Тем не менее, вредные эффекты, вызываемые большими дозами витамина D (если они не являются токсичными, иначе наблюдалось бы увеличение уровня кальция в крови), не могут оказать негативное воздействие на пищеварительную систему, при условии что эти дозы рассчитаны в соответствии с анализами пациента. Что касается рецепторов витамина D, существуют различные заболевания, связанные с генетическими мутациями в рецепторе витамина D, что делает этих людей устойчивыми к нему. Корень этого сопротивления может быть связан с тем, что данное лицо имеет изменение фермента, который является двумя гидроксилазами, активирующими витамин. Человек может иметь изменение первой гидроксилазы, второй гидроксилазы, он может иметь изменение витамин D-рецептора, который находится в клетках, на которые должен действовать витамин. Человек также может иметь наследственное генетическое изменение белка, который улавливает витамин D и переносит его в кровоток.

Существует несколько генетических изменений, которые могут объяснить индивидуальную устойчивость к усвоению витамина D. Человеку может также нужно гораздо больше витамина D, если он имеет лишний вес при его росте. Старые люди имеют меньшее количество рецепторов витамина D в каждой отдельной клетке: концентрация рецепторов витамина D в каждой клетке уменьшается с увеличением возраста. Есть много моментов, объясняющих, почему в некоторых случаях у человека наблюдается частичная устойчивость к воздействию витамина D, и которая со временем увеличивается. И человек начнет страдать, имея две или три причины из перечисленных, потому что они способствуют развитию заболеваний. Таким образом, мы стремимся к конечному результату, который заключается в снижении уровня гормона паращитовидной железы. Это способ проверки, что на самом деле является причиной этого сопротивления. Не имеет значения, одна там причина, или есть несколько параллельных причин для такого сопротивления. Путем измерения динамики снижения уровня паращитовидных гормонов мы мониторим конечный эффект от всех этих возможных проблем, это способ оптимизировать нашу работу, чтобы затем достичь лучшего биологического эффекта для конкретного человека, независимо от причины этого сопротивления. Мы упростили весь расчет путем измерения одного параметра снижение уровня гормона паращитовидной железы.

Почему витамин В2 так важен в вашем протоколе?

Потому что, когда мы производим витамин D в коже или мы его глотаем, то мы имеем неактивную форму, которая называется холекальциферол. Этот холекальциферол подвергается в последовательном порядке действию двух ферментов, чтобы быть преобразованным в окончательную форму, а именно в активную форму. Затем холекальциферол подвергается воздействию фермента, называемого 25-гидроксилаза, который добавляет гидроксильную группу в 25-ое положение молекулы холекальциферола, превращая этот холекальциферол в кальцидиол-25-гидрокси-витамина D, который и измеряется в крови, чтобы определить, нет ли дефицита у человека. В свою очередь, это вещество подвергается действию второй гидроксилазы, которая добавляет вторую гидроскильную группу в положение 1. Следовательно, этот фермент, который называется 1-альфа-гидроксилаза, может быть генетически изменен. И, наконец, попав под действие второй гидроксилазы, появляется активная форма витамина D, называемая 1,25-дигидрокси-D3 или кальцитриола, который и оказывает ключевой биологический эффект на иммунную систему и прочие клетки нашего организма. Активность гидроксилаз зависит от витамина В2, не непосредственно, а косвенно, потому что в процессе гидроксилирования витамина Д гидроксилазы окисляются. Чтобы гидроксилировать другую молекулу, она должна быть восстановлена. И этот восстановительный процесс требует присутствия витамина В2. Около 10-15% населения во всем мире имеет большие трудности с усвоением витамина В2. Это еще одна генетическая мутация, наблюдаемая у 10-15% населения. В некоторых регионах Италии, которые страдали от эндемической малярии на протяжении веков, начиная с 300 г. до н.э., этот процент может быть выше, он может достигать 50%, также это наблюдается в области полуострова Po, области Венеции и в других регионах на западной стороне Италии …

Другой регион, который испытывал случаи эндемической малярии на протяжении нескольких столетий, начиная с 300 г. до н.э., это Сардиния. И судя по всему люди, которые с трудом усваивают витамин В2 из пищи были устойчивы к малярии, и дети, которые имели эту генетическую проблему не умирали от малярии в младенческом возрасте, они стали взрослыми и передали свои гены будущим поколениям, в отличие от детей, которые не имели этой генетической мутации и были подвержены малярии. Так, большинство детей, которые не имели этого генетического изменения умерли от малярии в детстве и не смогли передать свои гены будущим поколениям, достигнуть взрослой жизни и передать свои гены следующему поколению. Так, на протяжении многих веков, наблюдался естественный отбор, и в этих регионах Италии гораздо больше людей с проблемами усваивания витамина В2, или рибофлавина, по сравнению с остальной частью населения мира, где только около 10 -15% людей, с трудом поглощающих рибофлавин. Из этих регионов Италии коренные итальянцы иммигрировали в Бразилию, и теперь современные бразильцы имеют вероятность быть носителями этой проблемы с усвоением рибофлавина. Это способствовало развитию устойчивости к витамину Д, потому что отсутствие адекватного уровня витамина В2 является еще одним фактором, способствующим резистентности к витамину D. По этой причине мы назначаем витамин В2 всем лицам, анализ легко делается в лабораториях системы здравоохранения, и мы назначаем повышенную дозировку витамина В2, который абсолютно безвредный всем, с целью устранить его возможный дефицит…

Какова взаимосвязь между витамином D и фосфором?

Мы проверяем фосфор, так как витамин D мобилизует как кальций, так и фосфор из костной ткани. И так как мы используем беспрецедентные дозы витамина D, что также было предложено профессором Майклом Холиком, то мы должны отслеживать все, что происходит. Одним из важных параметров является фосфор; уровни фосфора не должны изменятся. На самом деле это мера предосторожности, следить за тем, чтобы уровни фосфора были стабильны. Мы должны убедиться, что пациенты чувствуют себя хорошо с лабораторной точки зрения. Все лабораторные параметры, которые могут быть изменены путем применения высоких доз витамина D отслеживаются, и параметр фосфора только один из них. Вот причина, почему мы измеряем уровни фосфора.

Какова роль витамина D при клинической почечной недостаточности?

У больных с почечной недостаточностью большая проблема с приемом высоких доз витамина D. Потому что высокая доза приводит к чрезмерному увеличению абсорбции кальция в костях и в кишечнике. Я должен быть уверен, что почки будут выводить его; однако, если человек страдает от почечной недостаточности, я потеряю эту уверенность. Так что, если у человека есть почечная недостаточность, это вызывает гораздо больше работы, мы должны быть намного более осторожными с таким пациентом, чем с тем, который имеет нормальную функцию почек. Это единственное, что я могу сказать о почечной недостаточности. Есть заболевания, такие как системная красная волчанка, при которых иммунная система атакует почки. Мы пытаемся «остановить» волчанку, прежде чем она вызовет повреждение почек. Если человек уже имеет изменения почек, мы должны быть очень осторожными. В таком случае мы начинаем с низкой дозы витамина D, чтобы быть уверенными, что с человеком ничего не случится. Существует необходимость исключить избыточное количество кальция для почек, и если у человека есть почечная недостаточность это становится проблемой.

Является ли прием витамина D несовместимым с дефицитом G6PD (примахиновая анемия)?

Дефицит G6PD является одним из заболеваний, которые участились в Италии в результате эндемической малярии. Люди с дефицитом G6PD устойчивы к малярии. Это тот же самый случай естественного отбора, что так же произошло с дефицитом рибофлавина. Но у меня нет никаких данных, показывающих, что витамин D и дефицит G6PD вещи несовместимые, в том смысле, что я не могу дать витамин D для людей, которые имеют дефицит фермента глюкозо-6-фосфат-дегидрогеназы, который называется G6PD. Я не вижу никакой несовместимости.

Какова взаимосвязь между витамином D и дистонией?

У меня нет такой информации, что витамин D может помочь людям с дистонией. На данный момент у меня нет но я могу ее поискать. Поскольку витамин D является веществом, имеющее множество функций, то все клетки реагируют на него; тот факт, что у меня нет никакой информации об этом, или тот факт, что ни одно исследование на эту тему не было опубликовано, не говорит о том, что витамин D не может быть полезен для людей с дистонией. Но я действительно не имею доступную информацию на данный момент.

Были ли у Вас пациенты с ALD (адренолейкодистрофия)? Можно ли им лечится таким протоколом?

Нет, у нас нет ни у одного пациента с адренолейкодистрофией, что является нарушением обмена веществ. У этой болезни нет прямой связи с витамином D. Многие люди, которые имеют дегенеративные заболевания нервной системы, потенциально могут улучшить свое состояние принимая разумную дозировку витамина D. Конечно, эти люди могут и не иметь дефицит витамина D, т.к. могут пересекаться такие причины: генетическая, наследственная и нарушение обмена веществ, характерные для этого заболевания и, кроме того, сам дефицит витамина D, все это может ускорить прогрессирование заболевания. Таким образом, мы рекомендуем людям, которые имеют неврологические или метаболические заболевания, и которые казалось бы не имеют прямого отношения с витамином D, поддерживать уровень витамина D немного выше, чем у здоровых людей. Мы не рекомендуем высокие дозы витамина D, только нормальные дозы 10000 МЕ в сутки. Эти люди должны заботиться больше остальных об уровне витамина D.

Может ли пациент принимать витамин D и кумадин в одно время?

Для пациента, который принимает эти антикоагулянты с витамином D в принципе нет несовместимости с витамином D, если всегда соблюдаются меры предосторожности: диета и гидратация. У нас нет никакой информации, что это вызовет какие-либо проблемы, связанные с применением антикоагулянтов. Важное предупреждение для людей, страдающих от гипертиреоза или имеющих высокий уровень гормонов щитовидной железы, и которые не принимают лекарства и не следуют лечению, которое поддерживает нормальный уровень гормонов щитовидной железы, эти люди могут быть очень чувствительны к токсическому действию витамина D. Гормон щитовидной железы увеличивает эффект витамина D в части мобилизации кальция из костей. Эти люди более чувствительны к витамину D т.к. ходят с не леченным, неконтролируемым гипертиреозом. Мы уже имели два случая у людей, которые болели гипертиреозом, при которых они стали более чувствительны к витамину D, чем обычно; уровень чувствительности этих людей выше, чем у людей, имеющих нормальную функцию щитовидной железы.

Есть ли какие-либо лекарства несовместимые с витамином D?

Да, мы говорим пациентам, которым необходимо принимать антибиотики или противовоспалительные препараты, которые являются токсичными для почек, что они должны увеличить гидратацию. Им не достаточно будет пить 2,5 литра жидкости, но нужно на литр больше: 3,5 литра жидкости в день, потому что когда препарат проходит через почки, он разбавляется и нефротоксический эффект уменьшается.

Как вы думаете, нужно ли находиться под наблюдением врача, принимая 10000 МЕ в сутки?

Человек, который принимает 10000 единиц витамина D принимает такое же количество витамина D, которое молодой человек будет производить на солнце, если он одет в рубашку с короткими рукавами и шорты, оставляя свои руки и ноги на солнце и без использования солнцезащитного крема, и эта доза не может рассматриваться как токсичная. И нет никакой необходимости делать лабораторные анализы или находиться под медицинским наблюдением, при условии что это взрослый человек принимает 10000 единиц. Это правило однако не действует, когда речь идет о детях; эта доза может быть чрезмерной для детей с пониженным весом.

Готовы ли вы приехать в Италию на симпозиум по вашему протоколу с высокими дозами витамина D?

Да, но важно, что бы симпозиум имел логику, и чтобы это было продуктивно; симпозиум должен позволить войти в контакт с профессионалами, которые готовы работать с этим протоколом и использовать витамин D ради пациентов, в данном случае нас интересует это. Было бы менее продуктивно поехать в Италию, чтобы просто делать то, что мы делаем здесь и сейчас, мы просто пока ориентируем общественность, и повторяем одни и те же действия. Чтобы медицинский персонал и другие специалисты, которые заинтересованы в результатах этого лечения, смогли задать технические вопросы, которые не были обсуждены с Вами сегодня.

В этом случае поездка в Италию будет очень продуктивной для определенного количества людей, которые могли бы иметь преимущество с этим методом лечения молодых людей, которые могут стать слепыми или парализованными из-за рассеянного склероза, или кто может страдать в течение всей жизни от последствий заболевания, такие как воспаление толстой кишки, и многих других болезней, как уже упоминалось. Присутствие в Италии профессионала, который поведет на практике это лечение, обеспечит неизмеримую пользу людям, которые живут в Италии. Пока врачи не имеют ни малейшего представления о преимуществах, которые можно было бы иметь. И они будут иметь удовлетворение, такой же уровень огромной благодарности, что получаем мы, смогут держать людей далеко от рецидива рассеянного склероза и аутоиммунных заболеваний. Мы выписываем пациента, когда он достигает ожидаемого результата, и в награду получаем друга на всю жизнь, и это что-то бесценное.

2,5 миллиона человек во всем мире страдают только от рассеянного склероза. Десятки миллионов имеют диагноз аутоиммунного заболевания. Сколько из них измерили свой уровень витамина D и паратгормона? Перед приемом любого лекарства, обратитесь к своему врачу чтобы проверить эти параметры. Их здоровье находится под угрозой! Врачи, заинтересованные в получении протокола могут мне написать. Это действие некоммерческое, потому что здоровье бесценно, как и благодарность людей.

Протокол Коимбры был разработан доктором Цицероном Галли Коимбра, невропатолог, практикующий в Сан-Паулу, Бразилия.

Протокол Коимбры — терапевтический подход, который полагается на большие дозы витамина D, чтобы остановить дезинформированные приступы иммунной системы, и это позволило тысячам пациентов во всем мире остановить свои аутоиммунные болезни в постоянной ремиссии.

>> Важное Примечание: лучший способ начать Протокол следует за дипломированным врачом.

Есть Список Врачей Во всем мире здесь:

Некоторые врачи говорят с пациентами отовсюду в мире по скайпу. Особенно в Канаде.

Протокол Коимбры используется для: Рассеянный склероз (все типы MS), Страдающий ревматизмом Артрита, Волчанка, Облысение, Бронхит, Charcot-Marie-Tooth, Депрессия, Аллергическая Депрессия, болезнь Крона, Эндометриоз, Фибромиалгия, Артериальная гипертензия, Бесплодие, Псориаз, Синдромы Ménière, Синдромы ADEM, Sjögren и Vitiligo.

О докторе Цицероне Коимбра
Доктор Коймбра получил свою медицинскую степень от федерального Universidade, делают Рио-Гранде делает Sul в 1979. Он сделал два года внутренней медицинской резиденции и два года взрослой резиденции неврологии в Hospital de Clínicas de Porto Alegre, Бразилия; сопровождаемый годом обучения товарищества в педиатрической неврологии в Больнице Мемориала Джексона, Майами. Коймбра заработал для его доктора философии в клинической неврологии из федерального университета Сан-Паулу в 1990. Он также закончил почтового доктора философии обучение в экспериментальной мозговой ишемии в Лаборатории для Мозгового Исследования, университете Лунда, Швеция. Он — в настоящее время Адъюнкт-профессор в Отделении Неврологии и Нейрохирургии, федерального университета Сан-Паулу, UNIFESP.
Создание из нового протокола

Доктор Коймбра хотел изменить жизни, лечить неврологические расстройства. После его товарищества Коймбра начал делать экспериментальное исследование, вызвав ишемическое повреждение головного мозга у крыс (в Сан-Паулу, Бразилия и Лунде, Швеция) и проверив другие отношения, чтобы видеть то, что работало. Умеренная гипотермия (температура тела уменьшила до 33 градусов Цельсия) обеспечила прочную защиту к крысиному мозгу. С другой стороны постишемическая гипертермия была вредна, и могла вызвать хронический нейродегенеративный процесс. Администрация холина — естественный компонент нейронных мембран — обеспечил умеренную защиту, предположив, который ограничил доступность холина после того, как переходная мозговая ишемия была важна для репарации клеточной мембраны и последовательного нейронного выживания.

«Видя пациентов MS, возвращающихся к нормальной жизни, молодые люди больше из-за опасности того, чтобы слепнуть или страдающего параличом нижних конечностей — такой опыт дает большое удовлетворение доктору, у которого есть они под его/ее заботой. Это было очень приятно». — Доктор Коймбра

После общего правила для исследовательской работы Коимбра должна была быть максимально современной на последних результатах исследования, связанных с его интересующей областью (клиническая нейробиология). Он понял, что так большая часть терапевтического прогресса, достигнутого от клинического и экспериментального исследования, не была перемещена в клиническую практику. Несмотря на их непосредственную клиническую применимость, эта практика не преподавалась в медицинских школах — даже после нескольких подтверждающих отчетов. В определенный момент Коимбра была убежденным витамином D, будет фундаментальный терапевтический ресурс, поскольку это стимулирует производство нескольких нейрорегенеративных веществ в мозгу.

Коимбра начала применять витамин D в физиологических дозах (10,000 IU/day) пациентам болезни Паркинсона около 2001 года. Он заметил, что обширная лишенная пигментации область на лбу одного из его пациентов болезни Паркинсона (у кого было также витилиго — аутоиммунное нарушение) фактически исчезла после 3 месяцев на той суточной дозе. Поиск медицинской литературы для эффектов витамина D на иммунной системе показал значительное количество опубликованных работ, поддерживающих фундаментальную иммунорегуляторную роль того стероида, тот витамин D — фактически предшественник сильного гормона, который предназначается для рецепторов в фактически всех клетках человека, чтобы управлять широким спектром биологических функций. Так как MS — наиболее распространенная неврологическая аутоиммунная болезнь и основная причина выведения из строя ограниченных возможностей (как слепота, параплегия) у молодых людей, он решил начать лечить пациентов MS в 2002 первоначально, используя подобные дозы витамина D.
Что такое физиологическая доза витамина D?

Коимбра полагает, что 10,000 IU/day витамина D — физиологическая доза. Это — сумма витамина D, который делает молодой человек, если они светлокожие, нося шорты и футболку в течение приблизительно 20-30 минут полуденного солнца. Эта суточная доза полностью безопасна. Никакие меры предосторожности не необходимы. Стоит отметить, что IOM указал, что 10,000 IU/day считали «NOAEL» — ‘никакой наблюдаемый уровень неблагоприятного эффекта’. Коимбра называет RDA «несерьезной дозой, хотя все еще официально рекомендуется».
Почему витамин D работает?

Активная форма витамина D — главный регулятор иммунной системы. Это уполномочивает врожденный иммунитет от микроорганизмов и подавляет аутоиммунитет (который зависит от патологической «программы» иммунных действий, известных как «Th17», и сильно противодействуется витамином D). Витамин D также вызывает пролиферацию регулирующих иммуноцитов, названных «регулирующие Т-лимфоциты». В каждой клетке иммунной системы есть рецептор витамина D (VDR). Витамин D изменяет функцию приблизительно 10% человеческих генов.
Что влечет за собой протокол доктора Коймбры?

Коимбра была в состоянии успешно подавить активность болезни приблизительно в 95% случаев MS с переменной (индивидуально скроенный) высокие суточные дозы витамина D. Дозы установлены согласно результатам лабораторных испытаний, чтобы дать компенсацию за степень того человека генетической устойчивости витамина D. Эта устойчивость, кажется, лежит в основе предрасположенности к (и обслуживание) аутоиммунная агрессия через программу Th17 действий. Поскольку протокол стремится регулировать иммунную систему, это было столь же эффективно при лечении нескольких других аутоиммунных заболеваний.

Он и его команда 5 врачей лечили больше чем 4 000 пациентов в своей клинике в Сан-Паулу-Сити, используя протокол. Он обучил 27 врачей, которые начали их собственные клиники в других городах Бразилии и других странах, таких как Аргентина (2), Перу (1), Португалия (1), Испания (1), Италия (3), Хорватия (1) и Канада (1). Офтальмолог в Неаполе, Флорида была недавно обучена и готовится начинать научно-исследовательскую работу, используя тот же самый протокол, чтобы лечить аутоиммунные заболевания как увеит — основная причина слепоты в населении в целом.

Средняя начальная доза для пациентов в этом протоколе лечения — приблизительно 1 000 IU/day за кг веса тела. В дополнение к витамину D он также предписывает витамин B2; диета, исключая кальций; и дополнительные жидкости (минимум 2.5L/day). После 2-3 месяцев суточная доза витамина D приспособлена в ответ на изменения в результатах лабораторного испытания. После одного года суточная доза далее приспособлена, чтобы дать компенсацию за адаптивные изменения метаболизма витамина D (весьма обычный у больных получающие большие дозы), пока стабильный уровень лабораторных параметров не достигнут того отдельного пациента, пункт, в котором витамин D достиг своего максимального иммунологического эффекта. Это обычно достигается в третьем или четвертом медицинском назначении после 2 лет на терапии витамина D.

Работа крови, которой больше всего интересуется Коимбра, является паратгормоном (PTH). Производство PTH запрещено витамином D, и его исследование показало, что витамин D, иммунная выгода максимизируется, распространяя PTH, достиг нижнего предела своего нормального (ссылка) диапазон. Достижение того уровня PTH требует переменных суточных доз витамина D, потому что биологическая устойчивость к витамину D отличается для каждого человека. Ценности PTH также используются в качестве меры безопасности, поскольку интоксикация витамина D не может появиться, если PTH не полностью подавлен. Он тщательно контролирует кровь и мочевой кальций, чтобы избежать почечных камней. Кальций ограничил диету, и минимальная ежедневная гидратация 2.5 L обязательные меры предосторожности, чтобы избежать тех потенциальных побочных эффектов. Он также вводит большие дозы витамина B2 (рибофлавин). Значительная часть мирового населения (10-15%) не в состоянии поглотить достаточно витамина B2 от нормальных суточных доз, чтобы позволить химические реакции в пределах тела, которые преобразовывают D3 в рабочую форму витамина D для иммунной функции — 1,25HydroxyD.

После того, как его пациенты были в правильном уровне в крови PTH в течение 2-3 месяцев, большинство, если не всех симптомов не стало, в зависимости от того, была ли постоянная нетрудоспособность уже установлена перед началом терапии витамина D. Они, как полагают, находятся в ремиссии, поскольку у них больше нет рецидивов, ни новых поражений по их изображениям ЯМР. Они больше не ожидают быть слепыми или страдающими параличом нижних конечностей, или стать искалеченными. У них есть своя жизнь назад!

После третьего или четвертого назначения Коимбра рекомендует его возвращение пациентов через 2 года и снова через 5 лет для назначения обзора и удостоверяться, что никакое дальнейшее регулирование их дозировки витамина D не необходимо. Прямо сейчас большинство пациентов находится все еще на очень больших дозах витамина D (в некоторых случаях уровни до или еще выше, чем 4 000 нг/мл требуются, чтобы поддерживать PTH вокруг его самого низкого нормального уровня и подавленной активности болезни из-за их очень высокой степени устойчивости и к полезным и к токсичным эффектам витамина D; в большинстве пациентов циркулирующие уровни в пределах диапазона 250-1 000 нг/мл). Он не практиковал достаточно долго, чтобы определить, сколько времени высоко циркулирующие уровни витамина D должны сохраняться, чтобы хранить MS в ремиссии.
Вы думаете, что это был цыпленок или яйцо? Низкий витамин D вызывает MS? Или MS вызывает низкий витамин D?

Коимбра чувствует низкий витамин D, связанный с генетически наследственной устойчивостью витамина D, и напряженные жизненные события вызывают MS и другие аутоиммунные нарушения. Витамин D — естественный, сильный ингибитор аутоиммунных реакций. Он цитирует диаграммы широты уровня MS (дальше, Вы от экватора — более распространенное болезнь) как начальные эпидемиологические данные, которые вызвали интенсивное исследование и накопленные доказательства — предоставление возможности разработки его протокола.

Сообщения от доктора Коймбры
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: «терапевтическое использование Витамина D3 отличается от профилактического использования. Терапевтическое использование этого гормона витамина D всегда требует руководства и контроля врачом с определенным обучением проанализировать каждый особый случай и определить правильную дозу. Иначе может быть серьезное повреждение здоровья».

Описание протокола

Есть 5 важных процессов, чтобы следовать в этом Протоколе:

1 — АНАЛИЗЫ2 — Контроль уровня витамина D3;3 — БАДЫ, чтобы улучшить восприятие организма Витамин D3;4 — Строгая без кальциевая Диета; дабы исключить отравления кальцием из за больших доз д3!5 — Упражнения и витамин K2; дабы исключить высвобождение кальция из костей из за д3

Результат лечения будут проявятся не ранее чем через 6 месяцев, однако у некоторых индивидов после 6 месяцев это не останавливает рецидивы и прогрессию рс. Но, с 2 годами лечения Витамин D3 берет свою максимальную эфективность лечения, и для 95% это помогает остановить прогрессию и рецидивы. Для всей аутоиммунной болезни не только MS.

Осмотры должны делаться каждые 6 месяцев (обход больных происходят каждые 6 месяцев на этом лечении):

Осмотры имели отношение с Витамином D3

1 — 25 (О), D3, чтобы измерить уровни витамина D3;
2 — 1,25 (О), D3 также измеряют витамин D3;
3 — Паратгормон (PTH);
4 — Кальций в моче за 24 часа;
5 — Сумарный кальций и ионизированный кальций; В КРОВИ
6 — Phosphaturia (чтобы измерить чрезмерный выброс фосфатов в моче);
7 — Фосфористая сыворотка;
8 — Креатинин;
9 — Общий анализ мочи;
Осмотры имели отношение с условиями MS

10 — Альбумин;
11 — Ферритин;
12 — Serum Chromium;
13 — TSH and T4;

1,25(OH)2D3 (calcitriol) – sample should be diluted if chemilumi

nescence immunoassay is used for anal

ysis).

If HPLC is used, no dilution is necessary.

Это анализ на содержание активного

метаболита витамина D, 1,25(OH)2D3,

25(OH)D3 (calcidiol) 25-OH витамин D (25-OH vitamin D, 25(OH)D, 25-hydroxycalciferol)
intact Parathormone (PTH, I PTH) Паратгормон (паращитовидная железа)
Creatinine Креатинин
Total calcium Кальций общий
and ionized calcium Кальций ионизированный
Dosage of total calcium in urine (24 h volume) Общий кальций в моче (за 24 часа)
Ferritin Ферритин
Albumin Альбумин
Serum chromium содержание хрома в сыворотке крови
Serum phosphate Содержание метаболитов фосфора (фосфатов) в сыворотке крови
Dosage of total phosphate in urine (24 h volume) Общие фосфаты в моче (за 24 часа)
Bone alkaline phosphatase (serum BAP) анализ крови на щелочную фосфатазу
TSH — Thyroid stimulating hormone тиреотропный гормон (ТТГ)
 blood urea nitrogen (BUN) —  ( urea) Мочевина в крови
Dosage of total protein in urine (24 h volume) Белок в моче (24 часа)
anti-thyroid peroxidase antibodies (anti-TPO antibodies) Антитела к пероксидазе щитовидной железы
thyrotropin receptor antibodies (TRAbs) Антитела к рецептору Тиреотропного гормона
Thyroid antithyroglobulin antibodies Антитела к тиреоглобулину

Возможно, Ваш доктор может попросить чаще осмотры, связанные с Витамином D3 — особенно осмотры PTH и 25 (О), D3. Но большинство следует графику 6 месяцев.

Чтобы знать Вашу личную дозу Витамина D3, Вы должны сдать два анализа:

1-паратгормонов (PTH);
2-25 (О), D3, чтобы проверить Ваши уровни витамина D3;

Витамин D3 и PTH — антагонисты, таким образом, D3 ингибируют производство PTH.

Если D3 будет низким в Вашей системе, то Ваши уровни PTH, вероятно, будут высоки. И противоположное также верно.

Высокий уровень PTH показывает устойчивость с Витамином D3. И это очень часто для людей с аутоиммунными болезнями.

Лаборатории используют широкие диапазоны PTH. Таким образом, лучшие уровни рядом с минимальным значением для людей с аутоиммунными болезнями.

Например: лаборатория, что у моей проверки брата его PTH есть ссылки 11,0 пг/мл (минимум) к 65,0 пг/мл (максимум). Таким образом он должен поддержать свои уровни PTH, следующего за 11,0 пг/мл, чтобы максимизировать эффекты витамина D, но в то же время не ингибирует производство PTH.

Помните, что PTH не может быть подавлен, потому что это — важный гормон.
Таким образом, когда Вы проверяете, что Ваши уровни PTH могут произойти два различных результата:

->>, Если это было высоко (рядом с максимальным значением или вне его) Вы можете начать Стандартную Дозу (1 000 IU D3/KG), что я написал о ниже до Ваших уровней капель PTH. Тогда после 3 или 6 месяцев после этой стандартной дозы Вы должны проверить свои уровни PTH снова. Если результат все еще не добирается рядом с минимальным диапазоном, Вы должны увеличить дозу в 20,000IU D3 и следовать за ним для больше 3 или 6 месяцев и сделать осмотр снова, пока Вы не достигаете минимального диапазона.

->> Иначе, если Ваши уровни PTH просто нормально, Вы должны взять только 20,000IU D3 и сделать другой осмотр PTH 3 или 6 месяцев спустя. До Вас уровни PTH достигают минимального диапазона.
Есть люди с 220 фунтами, которые должны взять 130,000IU D3 в день и другого человека с тем же самым весом, который только должен взять 60,000IU D3 в день. Так, только один только «вес» ничего не означает.

Все результаты меньше чем с 3 месяцами не важны, потому что уровни PTH изменяются очень часто. Как я сказал прежде, они делают его каждые 6 месяцев.

Важно поддержать только одну лабораторию или те же самые диапазоны как ссылка. Если Вы измените ссылки, то будет очень трудно измерить Ваши улучшения.

Минимальный диапазон PTH максимизирует эффекты витамина D.

Проверьте эту часть интервью с доктором Коймброй — 53min34 s до 1h2 минут — он объясняет об этом (есть английские подзаголовки):

— Стандартная доза

Доктор Коймбра и доктор Майкл Холик нашли, что 1,000 IU Витамина D3 за килограмм (или 500 IU за фунт) являются хорошей стандартной дозой для людей с аутоиммунной болезнью. Они должны брать его каждый день. И если человек страдающий ожирением, «возможно», он или она должен взять больше Витамина D3. Поскольку липоциты могут украсть витамин D из Вашего кровотока. У доктора Майкла Холика есть исследование и интервью об этом.

Начальная доза, которую они рекомендуют: 1 000 IU D3/Kg. Так, если вес человека 100 кг (220,46 фунта) он или она должен взять 100,000IU Vit. D3 в день.

Важное Примечание: Только используйте Стандартную Дозу, если Ваш уровень PTH рядом с максимальным диапазоном или вне ее. После 6 месяцев, принимая Стандартную Дозу Вы должны проверить свои уровни PTH снова.

— Что я должен сделать, если рецидив происходит в начале лечения?

Если рецидив происходит перед 6 месяцами лечения (минимальное время) это не обязательно означает, что Вы должны увеличить дозу Витамина D. Большинство людей, которых я знаю сделанный 2 стероидными терапиями пульса (только вначале) после Протокола Коимбры. Таким образом, витамин D требуются время, чтобы изменить всю Вашу иммунную систему.

Минимум 6 месяцев для некоторых людей и 2 года для 95%.

— Что я должен сделать, если рецидив происходит после 2 лет лечения?

Однако, если рецидив происходит после 2 лет лечения Вы должны увеличить свою дозу минимумом 20,000 IU или 30,000 IU.
Пример: Если бы Вы взяли 100,000IU D3/DAY, то Вы должны теперь взять 120,000IUD3/DAY или 130,000IU D3/DAY. Так, после того, как 3 или 6 месяцев проверяют Ваш уровень PTH снова. Пока рецидивы не останавливаются.

Есть несколько случаев особенно, когда люди очень подчеркнуты. Так, попытайтесь успокоиться. У людей с аутоиммунными болезнями есть более чувствительная/хрупкая система.

->> Когда-либо рецидив происходит, Вы должны сделать стероидную терапию пульса в больнице.

Во время Стероидной терапии Пульса доктор Коймбра рекомендует пациентам продолжить брать Витамин D3 обычно.
Личный опыт: Мой брат страдающий ожирением, он вес, 130 кг (265 фунтов) и его PTH были очень высоки (85,00 пг/мл вне максимального диапазона) проявление высокой устойчивости. Вначале, доктор предписал 130,000 IU (Стандартная Доза). Тогда после 1 месяца рецидив произошел, таким образом, мой брат сделал стероидную терапию пульса в больнице в течение 5 дней. После этого доктор увеличил дозу для 180,000 IU в день. Он увеличил его, потому что мой брат оказал давление на него. Не обязательно они увеличат дозу перед 6 месяцами лечения. Так, теперь его доза — 180,000 IU/day. Он сделает анализ PTH, чтобы проверить, как эта новая доза затрагивает его Паратгормон (PTH) уровень.

— Враги витамина D3

Второй доктор Коймбра там — 4 вещи, которые препятствуют эффекту этого лечения:

— Стресс;

— Депрессия; — Курение;— Препараты для эпилепсии и других неврологических условий;

Коимбра рекомендует, чтобы всех препаратов Традиционного лечения (Интерферон, Rebif, Копаксон, Tysabri, Gilenya, и т.д.) избежали потому что она также хуже хорошие эффекты Витамина D3. Так, очень важно, чтобы Доктор мог следовать за Вами на этом процессе.

— Другие Препараты, которые вмешиваются в поглощение витамина D

Много препаратов вмешиваются в поглощение или метаболизм витамина D. Среди тех, которые вмешиваются в поглощение, следующее:

— Антациды
*Согласуйте со своим доктором прежде, чем взять добавки витамина D, если у Вас есть пищеварительные проблемы. Проблема может быть более серьезной, чем просто отсутствие витамина D.

— Барбитураты

— Карбамазепин

— Холестирамин

— Colestipol

— Fosphenytoin

— Блокаторы H2: Tagamet, Pepcid, Axid, Zantac

— Гепарин

— Очень Активная Антиретровирусная терапия, комбинация трех препаратов для СПИДа

— Изониазид

— Минеральное масло или продукты, содержащие минеральное масло

— Orlistat

— Фенобарбитал

— Фенитоин

— Рифампицин

— Затор Св. Джона

— Стероиды, такие как преднизон и кортизол не предотвращают поглощение витамина D, но они действительно затрагивают метаболизм витамина D так, чтобы менее активный витамин D был сформирован.

Источник: /> — Когда наилучшее время должно взять Вашу добавку витамина D?

Исследование в Кливлендской Клинике показало, что, если Вы берете свой витамин D с самой большой едой каждый день, Вы можете увеличить уровень витамина D в крови средним числом 50 процентов.

Витамин D Taking один раз в день может быть более надежным, чем взятие семь раз дозы один раз в неделю. Вы будете, вероятно, помнить его лучше ежедневно. Если Вы забываете принимать таблетку однажды, просто возьмите два на следующий день.

Этому исследованию несколько препятствует факт, что оно испытало недостаток в контрольной группе — в этом случае, группа людей, которые продолжали брать их витамин D ‘обычно’ (не, явно, в самой большой еде дня). Возможно, например, что люди в этом исследовании получили, скажем, больше инсоляции во время исследования, и это — это, которое составляло повышение уровней витамина D.

Тем не менее, это кажется разумным, я думаю для людей, которые в настоящее время добавляются с витамином D, чтобы взять это с их самым большим ужином. Это ничего не стоит.

Кливлендское исследование клиники:

Добавки других используются, чтобы улучшить результаты Витамина D в Вашей системе. Увеличение хороших эффектов в мозговой и иммунной системе.

->> DHA 500 Теперь Продукты — они предписывают 4 softgels в день (2,000 мг DHA).

Важно помочь Витамину D, восстанавливает некоторые мозговые поражения.

восстанавливает некоторые мозговые поражения.:

->> определенный Комплекс Витаминов & Полезных ископаемых — в Каждой капсуле имеет:

— Цинк: 5 миллиграммов
— Холин 120 миллиграммов
— Магниевый Аспартат: 100 миллиграммов
— Riboflavine: 60 миллиграммов
— Фолиевая кислота: 3 миллиграмма
— Витамин B12: 5 микрограммов
— Хром Picolinate: 250 микрограммов
— Селен: 100 микрограммов

Пациент должен брать 3 капсулы каждый день. Одна капсула после каждой еды (завтрак, ланч и ужин).

Поскольку большие дозы пациентов витамина D3 должны обратить внимание на своем потреблении кальция. Гиперкальцемия — что-то, чтобы избежать в этом лечении. Так, одна простая рекомендация, избегают всех молочных продуктов. * Проверьте, что Ограниченные Продукты Упоминают ниже.

Также это — очень важный напиток по крайней мере 3 литра воды каждый день.

Есть один доктор, которые также предписывают протокол доктора Коймбры. Он просит его пациентов избегать Пшеницы и Клейковины. Он заметил, что пациенты избегали, чтобы эти продукты стали еще лучше. Вероятно, из-за Глиадина (это вызывает воспаление в теле). Так, хорошо разрезать пшеницу и клейковину Вашей диеты также.

Автор Уильяма Дэвиса Живота Пшеницы объясняет подробный в его книге плохие эффекты пшеницы.

Коимбра не рекомендует определенную диету. Но есть некоторые протоколы, которые помогли большому количеству людей: Вэлс Протокол, диета доктора Джорджа Елинека и другие.

Проверьте представление Dra. Терри Вэлс на ТЕДЕ: v=KLjgBLwH3Wc
Ограниченный продовольственный список

Витамин D3 может украсть кальций из костей.

Таким образом в прошлом когда протокол был разработан впервые, доктор Коймбра использовал большие дозы витамина K2, чтобы поддержать массу кости. У этого есть десятки хорошего воздействия на здоровье.

Однако второй его, после лет анализа, это показало несоответствующий результат сохранить кальций. Витамин K2 делал его очень неэффективно. Это может использоваться в качестве хорошего источника витамина, но не для задачи сохранить кальций в костях. Так, он сдался от K2.

И теперь он предписывает Занятия аэробикой 5X В Неделю (если возможный) в течение 30 минут. Это помогает выпустить вещество от щитовидной железы, которая защищает массу костей намного лучше, чем витамин K2. Кроме того, это также помогает создать новые клетки головного мозга.

Комплекс Витаминов & Полезных ископаемых также содержит хорошую дозу Магния. Это — антагонист Кальция. Таким образом магний также помогает защитить кости.

И для людей, которые не могут сделать занятий аэробикой, он прописывает лекарство под названием Бисфосфонат. Это используется для Остеопороза.

>> ВАЖНЫЙ: есть много побочных эффектов, связанных с препаратами Бисфосфоната. Так, не используйте его без того, чтобы говорить с Вашим доктором сначала

Несмотря на доктора Коймбру избегают препаратов использования с пациентами, в данном случае, у него не было выбора.

К сожалению, K2 не помогал людям, как он думал.

ПРИМЕЧАНИЕ: Я знаю некоторых людей, которые не следуют никакой рекомендации выше: K2, осуществление и бисфосфонаты. Однако у них все еще есть хорошие результаты. Но всегда лучше, следуют рекомендации.

— Истории успеха w/осмотр ЯМР:

— Видео историй успеха (английский подзаголовок) :http://www.thisisms.com/forum/coimbra-high-dose-vitamin-d-protocol-f57/topic27165.html

— Протокол Коимбры — видео: coimbra-high-dose-vitamin-d-protocol-f57/topic27307.html

— Доктор Майкл Ф. Холик — интервью:

— Витамин D: научные исследования & новости:

— Книги о витамине D и аутоиммунных болезнях:

— Хороший веб-сайт о Протоколе Коимбры на испанском языке:

Здравствуйте Уважаемые Врачи. Если возможно, то хотел бы узнать Ваше мнение о протоколе бразильского доктора Коимбра — Лечение рассеянного склероза (и других аутоимунных заболеваний) высокими дозами витамина Д . Сейчас уже есть врачи в Сев. Америке и Европе, которые лечат по этому протоколу рс-ников. Лечение базируется на том, что у больных рс дефицит витамин Д, либо плохая его усваиваемось. Лечение не дорогое, возможно поэтому его и отвергают лекарственные компании.
В интернете есть статьи и интервью доктора Коимбра.( ) Однако в русскоязычном сегменте интернета информации не так много. Вот некоторая информация . И есть группа российская в фэйсбуке .
Есть положительные видеоотзывы пациентов с разных точек планеты. Их достоверность проверить не могу.
Я лично встречался с девушкой из Москвы, которая уже пару лет лечится по протоколу, и виделась с доктором Коимбра в Бразилии. Она положительно отзывается о лечении, и динамика «до и после» очень положительная.
По словам доктора Коимбра, при лечении высокими дозами витамина Д можно не отменять то лечение, которое назначается врачом по месту жительства.
Вот ещё международные статьи … autoimmun/ .
При употреблении большого количества витамина Д придётся соблюдать безкальциевую диету (убрать из рациона все молочные продукты). Так как при большом количестве витамина Д образуется большое количество кальция в организме. И поэтому, чтобы не образовались камни в почках , то назначается эта диета и обильное питьё, минимум 2,5 литра жидкости в день.
Я думаю, что эта гипотеза имеет право на существование. Думаю попробовать этот протокол, раз уж не надо отменять то лечение, которое назначено уже моим российским врачом. Вреда уж точно этот метод лечения не должен принести.
Помогите разобраться. Хотел узнать , Уважаемые и Любимые наши и Родные врачи, ваше мнение по поводу протокола доктора Коимбра. Стоит ли попробовать ? А также, какой взгляд на этот протокол с точки зрения науки ?
Заранее огромное вам спасибо!!! И за то, что уделяете ваше личное и драгоценное время нашим распросам и вопросам.